# Япония

Остров, на котором разворачивается сюжет, стирает сам себя. Точнее, этим занимается новый государственный орган — полиция памяти, так как сама память становится актом экстремизма. Уничтожению подвергается все, что вызывает воспоминания: ленты, духи, шляпы... А жизнь людей, не желающих расставаться с привычными вещами, оказывается под угрозой.
0
0
0
866
С 4 по 17 марта в особняке Румянцева
0
0
0
1910
Норико Эндо на празднике «Путешествие в Японию»
0
0
0
1702
В начале XX века именно Сосэки стал самой значительной и подчеркнуто независимой от власти и моды фигурой в литературе Японии, а к его ученикам причисляли себя позже Акутагава, Кавабата и Дадзай. При этом неразрывная связь Сосэки с японской культурной традицией была подкреплена незаурядным интеллектом и глубоким знанием мировой литературы, что сделало его книги притягательными и для западного читателя.
0
0
0
4362
«Фильмом в фильме» о «сне во сне» режиссер-сценарист-монтажер-актер Китано напомнил о работах признанных сюрреалистов Линча, Бунюэля или Теруо Ишии, а заодно и о экранных воплощениях гениального рассказа Эмброуза Бирса «Случай на мосту через Совиный ручей». И сколько бы Китано или его апологеты не отрицали возможности находить в его фильмах перекличку с другими постановщиками, тут подобного не избежать
0
0
0
1490
Очень часто биография известного человека, написанная его знакомым или родственником, превращается либо в простое перечисление дат, имен, фактов, либо (что гораздо хуже) в автобиографию того, кто «лично знал (вставить имя)». И то и другое откровенно скучно, а второе еще и пошловато. Встречается и третий, самый гнусный, вариант жизнеописаний, когда автор с удовольствием роется в грязном постельном белье почившего гения, забыв о том, что тот, помимо любовных приключений, еще и работал иногда, книги писал или, там, политикой занимался. Избежать этих ошибок может биограф, по-настоящему уважающий и любящий человека, о котором пишет.
0
0
0
3574
История, раccказанная госпожой Бандо, не столь яростно-европеизирована, как тексты Асуки Фудзимори, нет здесь и воинствующего традиционализма Юкиё Мисимы или же взвешенного, даже — сдержанного смешения текстов, свойственного манере Рюноске Акутагавы, тем более — сюрных построений Генширо Такахаши. Скорее, перед нами — воплощение западных идей на почве Страны восходящего солнца. Нечто подобное предпринималось и Мураками (не тем, который Рю, а другим — Харуки), и, еще раньше — отцом японского детектива Эдогавой Рампо.
0
0
0
4622
Наверное, суть и смысл дальневосточной культуры вообще не могут быть переданы средствами языка. Канон японской эстетики — недосказанность-таинственность-очарование — демонстрирует ориентацию на намек, а не на прямое высказывание. Но если для европейца такое высказывание в принципе возможно, то для человека Востока — нет! Внимательно посмотреть на цветок сакуры, на танец красивой девушки, на пузырьки заваривающегося чая — ценнее, чем говорить об этом.
0
0
0
2806
«Королевская битва» еще до публикации спровоцировала скандал. В 1998 году она дошла до финала конкурса на лучший роман в жанре «хоррор», когда невесть как затесавшаяся в жюри консервативная писательница Марико Хаяши выступила с яростной критикой романа. Премию Таками не получил, зато внимание издателей привлек, и в 1999 году «Битва» стала бестселлером. Выдающийся же постановщик Фукасаку никогда от провокационного материала не отказывался, потому не должно удивлять, что именно 70-летний мэтр взялся за экранизацию произведения 30-летнего писателя.
0
0
0
4598
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница