«Кор. век рус. лит.»

Художественная секта «Колдовские художники» (не полный, но почти полный синоним группы НОМ) выпустила новый видеопродукт: альманах «Коричневый век русской литературы». Ирина Коган стала одним из первых зрителей альманаха. Альманах произвел на Ирину Коган большое впечатление, которым она и делится с читателями «Прочтения».

Есть на Земле Перзуйский треугольник...

На экране рука, переворачивающая страницы книги. Из темноты возникает Иван Турист, облаченный в каэспэшный свитер, в гриме а-ля «интеллигентный человек» на фоне черного бархата и в окружении трех горящих свечей. Маленькая триколорная корона «НОМ ТВ» в правом верхнем углу ненавязчиво перекликается с логотипом телеканала «Культура». Звучат стихи...

Есть на Земле Перзуйский треугольник,
Так расположены на карте города.
О нем не знает ни ученый и ни школьник,
И не колышет никого он никогда.
Живут в том треугольнике три брата,
И ангелы хранят его углы.
Когда-то были бравые ребята
И в небесах парили как орлы.
Зовут братишек Костя, Валя, Боря -
Так в детстве мама Оля их звала...

Начинаю вслушиваться. Во, думаю, насочиняли НОМовцы, не иначе дело рук Андрея Владимировича Кагадеева, «поэта русского рока» (издательство «Азбука» заслуженно включило его произведения в сборник с аналогичным названием). Или не Кагадеев? Слушаю дальше:

... О том, как жил, я не жалею,
Сейчас живу же как умею.
Носки для внуков я тачаю,
Грибы из лесу всем таскаю,
На даче лето я встречаю
И там же осень провожаю.

Подозрительно. Слишком уж непритязательно, такое, даже специально постаравшись, не написать. Тут надо не уметь, тут чувствовать надо, прожить и пережить.
На шестой минуте становится не по себе. Все-таки не Кагадеев, вспоминаю, что уже читала эти строки:

Ты, брат, молод и здоров,
Знать не хочешь докторов.
Сердце весело стучит,
Не нужны тебе врачи.

Ешь и пьешь ты до схочу
И не смотришь на мочу.
А она себе течет.
И сам черт тебе не черт.

Я не шучу. Существует целая книга с такими стихами. Как-то раз, будучи в гостях в мастерской художника Коли Копейкина и главного идеолога НОМа Андрея Кагадеева, я узнала о волшебной книге, привезенной с Белгородчины, откуда именитый Копейкин начинал свой путь. Книга была привезена покойным теперь Колиным другом (знал человек, кому её везти и зачем). «Стихи и басни нашего времени» — изданный пятитысячным тиражом поэтический сборник братьев Зуевых вышел в 2003 году в Перми (отсюда и «Перзуйский треугольник» в первой цитате: Пермь + Зуевы). Авторы выражают глубокую благодарность за предоставленную финансовую помощь пяти генеральным директорам, одному просто директору, одному заместителю директора, одному зав. кафедрой университета и еще пяти персонам без указания должностей. Там и стих есть со словами признательности: «в небесах боги славить будут», а «Родина вас может забыть, но братья Зуевы не позабудут».

Такую бы книгу да на стол каждому первокласснику! Тут тебе и стихи на любой случай жизни, и поучительные басни, и тонкая лирика. Фотографические портреты братьев-поэтов прилагаются. Но апофеоз приходится на страницу 63, там без лишних экивоков красуется название «Баллада о моче»...

Понимая, что книга эта редкая и достать ее сложно, благородные кинема?тографисты-музыканты сделали подарок миллионам, художественным образом зачитав избранные стихи К., В. и Б. Зуевых и запечатлев чтение на цифровом носителе.

Всё зависит от мочи,
От ее внутри теченья,
Твои радость и мученья.
Так устроен организм,
Что моча стекает вниз.

Цитировать Зуевых можно было бы бесконечно (что и делают Кагадеев и Копейкин во время дружеских попоек), но их творчеством альманах не ограничивается.
Рисунок Н. Копейкина
Рисунок Н. Копейкина

Не без помощи лопаты

Продолжаю изучать диск с хладнокровным названием «Кор. век. рус. лит.». В меню у меня еще семь книжных обложек. Выбираю ту, что с надписью «И такое бывает». На экране анимация — медведь с обложки, воровато оглядываясь, несёт скворечник куда-то за елку. Занятный сюжет сопровождает значительный женский голос за кадром: «Если вы — человек неравнодушный, то обрадуетесь появлению такой книги. Она еще раз позовет вас в природу: смотрите, удивляйтесь, любуйтесь ею, рассказывайте о ней. Чем больше человек узнаёт об этой богатой кладовой, тем могущественнее станет его власть над ней, тем легче будет изменить ее к лучшему». Перед нами постоянная участница видеопроектов НОМа Светлана Гумановская. В образе писательницы и телеведущей Татьяны Никитичны Толстой. И снова академический черный бархат. И снова проникновенное чтение.

На этот раз в главной роли книга, изданная в 1968 году алма-атинским издательством «Кайнар», экземпляр в кадре зачитан до дыр. Из предисловия узнаём, что некто Василий Алексеевич Бассов много лет собирал занимательные сюжеты о живой природе из газет и журналов, которые и предлагаются читателям. Режиссеры в свою очередь тщательно отобрали самое лучшее.

«В одном из залов Тобольского государственного историко-архитектурного музея-заповедника внимание посетителей неизменно привлекает чучело рыси. Любопытна история этого чучела. Январским днем в саду возле музея вдруг появилась рысь. Трудно сказать, что привело ее в центр города, но уж во всяком случае не желание пополнить музейный фонд собственным экспонатом. Но бывший тогда директором музея П. А. Пантелеев именно так оценил этот визит. Метким выстрелом он убил рысь, а тюменский препаратор В. Тютин сделал из нее чучело».

Вот и весь сказ. Увидел да и пристрелил зверя, чего ж еще с ним делать-то?! Планомерно истребляют живность и герои других рассказов с невымышленными фамилиями: пятерых медвежат замочили супруги Матвеевы из Якутской АССР, отважная жена кокчетавского лесника Баймагамбетова Казиза ловко убила волка дверным засовом, раненую рысь добил палкой колхозник Садилов, а шофер Москалено и бригадир Щербаков спасли от нападения наглого барсука пятиклассницу Тому Розе. В последнем случае уточняется, что с 29-килограммовым хищником они справились с трудом, «не без помощи лопаты».

Рисунок Н. Копейкина

Бал обезьян

Идея перевести большую и заботливо хранимую коллекцию «говно-книг» в видеокартинки давно владела умами творцов. Еще в далекие 80-е клавишник НОМа Александр Ливер скупал удивительные произведения чудотворцев перестроечного времени. Программное произведение одного из них, некоего Вилли Кона, — «Похождения космической проститутки» — печаталось как роман с продолжением. Бесконечные постельные сцены, описываемые автором с удивительной кропотливостью, были настолько самодостаточны, что не нуждались в крепком сюжетном стержне. Роман, кажется, в итоге так и остался без конца, ну да не велика беда.

А в середине 90-х великолепный Вилли вновь всплыл на берегах Невы. Тогда-то с ним и познакомился бессменный дизайнер всей НОМ-продукции, художник-иллюстратор Владимир Медведев. Медведеву как сотруднику одного из издательств предложили оформить серию романов некоего Гр. Орлова, коим оказался, конечно, тот самый Кон. Автор требовал детального обсуждения концепции оформления книг, а потому назначил художнику встречу на одном из городских... мостов. По словам Медведева, человек с внешностью бывшего спецназовца пояснил, что сделать все надо так, «чтоб бабам нравилось». Работать над произведениями Гр. Орлова Медведев не стал — предпочел ему Шекспира, но рукописи все же сохранил для архива «Колдовских художников».

А чуть позже вышло два великолепно изданных фолианта (коричневатая бумага, омерзительные глянцевые обложки и призывные надписи: «Чтиво для гурманов!!!») «Бал обезьян» и «Всё для идола». Естественно, отрывки этих произведений гармонично вписались в НОМовский альманах. Исполняет Иван Турист:

«Он с ужасом почувствовал, как твердеет его фаллос. „Назад, подлый предатель!“ Каскадер отвернулся от бесстыдницы. Но двойственность человеческого существа, состоящего из разума и неподвластной ему плоти, сыграла с ним злую шутку. Фаллос каскадера окончательно окреп, поднял одеяло... Лукаво смеясь одними глазами, Зойка нагнулась к огромному фаллосу Эдипа и вдруг с удивлением обнаружила, что он начал уменьшаться в размерах. „Спи, спи, дурак“. Подобно заклинателю змей, Эдип, наконец, усмирил свой непокорный фаллос».

На каждой странице «фаллос каскадера» в силу разнообразных причин приходит в возбужденное состояние, что служит дальнейшим толчком для развития отсутствующего сюжета. Шутник-режиссер дополнил видеочтение оригинальной задумкой, раскрывать которую не буду, дабы не красть удовольствие от просмотра.
Рисунок Н. Копейкина
Рисунок А. Кагадеева

Святая доброта

Мир не без добрых людей. Одни добродеи издали братьев Зуевых, другие помогли жительнице Владивостока Галине Николаевне Сташковой с книгой виршей «Судьбы страницы» (Владивосток: «Фескопринт», 2003). Автор раскрывает темы «непростой милицейской службы, ставшей призванием многих» и «мира, в котором живет женщина-милиционер». Поэтесса и одновременно директор музея Приморской милиции предваряет книгу четверостишьем «От автора»:

Я выношу стихи на суд,
Надеюсь, что меня поймут.
Они из жизни просто взяты,
Никем еще не кляты и не мяты.

Как не понять? Таких образов, рифм, словосочетаний и ударений, — поди, по?ищи! А на экране снова прекрасная Гумановская — на сей раз в милицейском мундире, украшенная красной гвоздичкой, в парике, максимально приближенном к прическе Сташковой (ее фотография красуется на обложке под строками «В милицейской работе себя я нашла, никогда не жалела об этом...»). Читает избранное. Одной из главных тем творчества поэтессы стали ее непростые отношения с супругом (его фотографии также можно увидеть в книге, равно как и изображения коллег, родственников, могилы матери, собаки Маркизы, мягкого уголка в кухне, занавесок в доме Сташковых и т. д. и т. п.) и попутные гнетущие противоречия:

Наказана была за красоту,
За то, что нравилась мужчинам,
Еще за ту святую доброту,
Которую несла я людям, мирам.

Мой муж любил меня всегда,
Другие — тоже,
Я никогда не спала с тем,
Кто мне совсем уже негоже.

По жизни у меня один мужчина,
Признаюсь, изменяла иногда.
Да потому, что унижал меня и в чине,
А женщин сам любил всегда.

Что и говорить, душа женщины — загадка!

Жеребчиков и другие

Не забыли создатели фильма и про исповедь контрразведчика Игоря Белого «Заговор сатаны», оказавшегося на деле самозваным генералом Жеребчиковым (к записи текста прилагается сюжет НТВ о разоблачении проходимца). Обращаются они к более ранним источникам искрометного юмора журнала «Крокодил» — Гумановская и Турист в ролях комсомольцев изобличают стиляг из сборника «Юмор и сатира» 50-х годов.

Безумие провинциальных и столичных графоманов само по себе не новость. Во все времена существовали люди, считающие своим долгом оставить после себя литературное наследие. В данном случае «наследие» подразумевается как производное от слова «наследить». Следили много и повсюду, не задумываясь о том, что бумажная продукция, изданная, как правило, за свой счет, может попадать не только к неприхотливому читателю, купившему книгу по случаю, но и в добрые руки злых гениев. Не попадись такие книжки петербургским подвижникам, не узнал бы пытливый синефил и книголюб ни о братьях Зуевых, ни о Галине Николаевне Сташковой, ни о псевдогенерале Белом, ни о таинственном, как Сен-Жермен, Гр. Орлове и его литературных трансформациях.

Многое бы потерял.
Рисунок Н. Копейкина
Рисунок Н. Копейкина


Неформальное Объединение Молодежи (НОМ) сложилось в 1986 году из Андрея (Хафизуллы Сагитдулова) и Сергея (Кабана) Кагадеевых, Сергея Бутузова, Юрия Салтыкова (Ивана Туриста) и Дмитрия Тихонова (Александра Ливера).
В те времена еще студенты, своими песнями, музыкой, беспределом на сцене они высмеивали абсолютно все, что можно и нельзя было высмеять. В каком-то смысле НОМ — это наш BloodhaundGang, только появился он раньше и был намного круче. Именно НОМовские идеи отчасти повторяли потом и «Ногу Свело», и «Два самолета», и «Ленинград», да многие. НОМ — это не только музыка, но и видео: «Слоненок Гобо», «Сделано в Европе», «Пасека». Все это сумасшедшая, мало кому понятная, но совершенно прекрасная эстетика. В 2002 году Андрей Кагадеев вместе с Николаем Копейкиным основали художественную секту «Колдовские Художники», деятельность секты широка и многообразна. В двух словах и не расскажешь.

Дата публикации:
Категория: Искусство
Теги: Николай КопейкинНОМРадикальное искусство
45