Карта событий ярмарки Non/Fiction № 16. Часть 2

В Москве открылась ярмарка интеллектуальной литературы Non/Fiction № 16. Корреспондент «Прочтения» оказался в самой гуще книжного круговорота. О том, как все проходит, рассказываем в красках и лицах.

28 ноября

Третий день ярмарки, кажется, негласно посвящен философии. Сегодня здесь обсуждают дневники Мартина Хайдеггера. А норвежский философ Ларс Свенсен рассказывает о необходимости спускать философию с неба на землю: «Все мои книги связывает попытка осмысления существования человека в современном мире. Книга „Философия моды“ показывает, как мы создаем личность. Мода — наша вторая натура. Понимание ее природы помогает нам понять нас самих. Но мыслители игнорировали ее, считая недостойной глубины философии. Мне важно заниматься темами, которые не получили должного осмысления. Этому я посвятил и книгу „Философия страха“. Задумайтесь, кто и почему говорит вам, что надо бояться терроризма и эпидемий. Тот, кто контролирует рычаги страха, контролирует и общество. Страх подавляет чувство свободы, которой посвящено мое следующее исследование. Надеюсь, на русском языке оно выйдет уже в следующем году».

На фоне кадров прогулки по чешской столице проходит презентация книги «Магическая Прага» итальянского слависта Анджело Марии Рипеллино. Об авторе говорят как о фигуре масштаба эпохи Возрождения. Сицилиец Рипеллино, живший и преподававший в Риме, одинаково любил русскую и чешскую литературу. Он переводил Пастернака и приехал в Переделкино, чтобы лично познакомиться с поэтом. Увидев его, Пастернак спросил: «Вы, наверное, грузинский поэт?» Уже будучи тяжело больным, Рипеллино писал своим студентам: «Любите Прагу, как любил ее я, не бойтесь ничего нового, будьте открыты и любопытны». Чешская писательница Сильвия Рихтерова вспоминает: «Его лекции превращались в художественные произведения, которыми вдохновлялись ученики. Прямо на лекции они начинали читать стихи и показывать спектакли. Рипеллино был пророком принципа поэзии».

Автор предисловия Иван Толстой: «Рипеллино удивил меня тем, что начинает рассказ о Праге с середины истории города. Для него магическая Прага начинается в XVI веке, когда мировоззренческое пространство начинает искривляться. Это книга о безумии города. Как поэт Вергилий, Рипеллино ведет читателей по закоулкам, которые выводят в тупики или на широкие площади. Каждая глава — это сказка, байка, исторический анекдот. Рипеллино написал книгу по законам, которые властвуют над разлученными влюбленными. После 1968 года он стал персоной нон грата в ЧССР, и „Магическая Прага“ — одновременно воспоминания и песня, наполненные тоской по городу».

На презентации третьего тома «Энциклопедии русского авангарда» вопросы о том, считать ли современные перформансы искусством, так и сыпались. «Малевич тоже ходил по Кузнецкому мосту с красной ложкой в петлице. Это были первые перформансы, в этом их связь с актуальным искусством. Что считать настоящим, рассудит история», — отвечает соавтор сборника Андрей Сарабьянов. Последний том энциклопедии состоит из двух книг, в которых фигурирует почти 700 персонажей. В книги вошли 1218 статей, а материалы предоставили 88 музеев. Это цельный исторический срез 1900–1940-х годов, а также обзор современных коллекций. «Сейчас два самых дорогих российских художника — Малевич и Кандинский. На мировом рынке Россия лучше всего представлена авангардистами», — отмечает Андрей Сарабатьянов. Фекла Толстая добавляет, что даже на Олимпиаде в Сочи на церемониях открытия и закрытия этой странице истории уделили особое внимание.

Автор комикса «Голубые таблетки» Фредерик Питерс, пожалуй, самый обаятельный участник ярмарки. По его словам, 15 лет назад у него не было желания показывать книгу. Она не планировалась к изданию, а задумывалась как личный опыт: «В классическом комиксе принято сначала писать сценарий, потом делать раскадровку, выполнять рисунки карандашом и только потом тушью. Моя же идея состояла в том, чтобы отбросить условности и сценарий и не исправлять ни один кадр. Но один все же пришлось поменять. Книга была закончена в 2000 году, а вышла в 2001. Часть действия происходит в Нью-Йорке, и чтобы это было понятно, на одном кадре я изобразил символ города — две башни. Их я заменил на Эмпайр-Стейт-Билдинг».

Когда Фредерик показал первые 35 страниц издателю, тот попросил его закончить книгу. В успех никто не верил. До этого комиксы швейцарца разошлись в количестве 750 экземпляров. «Голубые таблетки» прочитали тысячи людей. В Швейцарии о том, что у тебя ВИЧ, можно говорить открыто. Также в комиксе были изменены все имена, а формат рисунка, по словам автора, снимает эффект подглядывания и делает его универсальным. Поэтому книга не повлияла ни на кого, кроме Фредерика.

Фредерик Питерс: «Книга говорит не о болезни. Это история любви. Настоящая болезнь была бы, если бы герой попытался победить свои чувства. В ней есть два вида сомнений. Первое — медицинское. Основная проблема болезни — чувство вины. Когда у вас диабет или рак, вы его не ощущаете. Здесь же появляется боязнь заразить другого. Вы становитесь опасным в самом интимном моменте — близости. Все сомнения и переживания исходят со стороны больного человека. Моя позиция была простой и ясной: никто не несет ответственности. Другие сомнения посещают всех влюбленных. Ведь втягиваясь в историю любви, мы отказываемся от всех остальных. Но у меня такой характер: я предпочитаю рисковать».

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Non/fiction
Подборки:
0
0
1942

Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь