Самая «звучная» книга Андрея Макаревича

На презентации своей новой книги «Вначале был Звук» Андрей Макаревич рассказал о том, как отличать грустную музыку от веселой, о самых ярких впечатлениях от Олимпиады и радости общения с книгами, которые приятно взять в руки.

Презентация книги «Вначале был Звук» в МедиаГиперМаркете «ВсеСОЮЗный» на улице Пятницкой, собрала большое количество поклонников таланта фронтмена «Машины времени» и представителей СМИ.

Приветствуя собравшихся на встречу с ним журналистов, Андрей Макаревич отметил:

«Все-таки не зря нас в советское время называли самой читающей нацией. Врали, конечно, — но все равно приятно».

Мэтр был искренне рад представить свое новое творение:

«Выход этой книги для меня огромная радость. Книга получилась красивая. Страшно приятно, что стали получаться книги, которые приятно взять в руки. Для меня это очень важно. Если открываешь книгу, даже интересную, которая напечатана на сортирной бумаге, радость от общения с ней пропадает. Собственно, эта книга состоит из двух, между собой не связанных частей. Однажды я задумался, почему маленькие дети, не обученные музыке, безошибочно отличают грустную музыку от веселой. Как им это удается? И в первой части этой книги я дал на это ответ. И поскольку я занимаюсь музыкой, звуком — в ней много разных наблюдений на эту тему, которые мне было интересно проводить. А вторая часть — маленькие истории. Два с половиной года назад замечательный Володя Чернов придумал журнал „Story“ и предложил мне в этот журнал писать рассказики, эссе — все, о чем хочу. Видя мою неуверенность, он сказал: ты попиши годик-два, а потом у тебя и на книжку наберется. Время пролетело незаметно, этих рассказов набралось достаточное количество, и я решил поместить их в книгу. Хочу признаться: я, к сожалению не беллетрист. Я умею сочинять истории в песне. А придумать повесть я не умею, не знаю, как это делается, — пока. Может быть, это просто не мое. Я могу достаточно занимательно рассказывать о том, что мне известно и что я думаю на этот счет».

Андрей Вадимович отметил: истоки его разнопланового таланта (музыка, изобразительное искусство, телевидение, кулинария, литература и т.д.) следует искать в том, что было заложено семьей:

«Мой отец был великий график, и от него я получил в детские годы то, что дает потом возможность заниматься этим всю жизнь. Книги у нас тоже в доме любили, и музыку... Я абсолютно убежден: все, чем человек потом владеет, он получает в возрасте от 2 до 5 лет от своих родителей. К сожалению, не только хорошее, но и плохое — вот потому эта цепочка и остается непрерывной.

Кстати, и из способности „слышать“ умение „слушать“ сделать несложно. Это значит, что из дилетанта вы станете профессионалом. А вот коли нет способности слышать — значит, беда: вас в возрасте от 2 до 5 лет никто не научил этому».

Отвечая на вопрос о том, что его радует и что его вдохновляет, Андрей Макаревич признался:

«Это совершенно разные вещи — то, что меня вдохновляет, и то, что меня радует. Очень часто вдохновляет то, что раздражает, о чем приходится думать помимо воли. А радость, как раз она ни на что не вдохновляет, она — самодостаточна: радуешься — и все.

А если что-то не так — тебя подмывает что-то сделать, сказать, снять — чтобы они, собаки, это увидели и им стыдно стало».

Среди прочих вопросов от многочисленных представителей СМИ был и вопрос о самом ярком впечатлении от посещений олимпийского Ванкувера:

«Самых ярких впечатлений там было два — и оба не имеют никакого отношения к спорту. Я вообще не болельщик, а антиболельщик. Во-первых, Ванкувер — это потрясающий город, гармонично вписанный в природу. Я там ходил по улицам с ощущением, что именно так надо жить — и именно такими города и должны быть.

И второе — это невероятная доброжелательность всех, кто там живет и кто туда съехался. Мы от этого уже отвыкли. Когда мы попадаем в такую атмосферу, мы чувствуем дискомфорт, мы начинаем искать в этом какой-то подвох. Только день на третий расплываемся и чувствуем: все по-честному. Просто поразительно, в какой мы живем негативной и озлобленной атмосфере. Я не понимаю, почему это происходит. Знаю только одно: все это — в нас самих, и никто сверху нам это не навязывает».

В своей новой книге Андрей Макаревич, обращаясь к читателю, говорит о важности, ценности как способности слышать, так и умения слушать — себя, близких, знакомых — и весь окружающий мир, чтобы жить с ним в гармонии. И фронтмен «Машины времени» не ограничивается словами — в рамках презентации прошел аукцион рисунков Андрея Макаревича, которые стали иллюстрациями его книги «Вначале был Звук». Этот аукцион провел Валдис Пельш. Все собранные средства были направлены в пользу Благотворительного фонда защиты животных «БИМ»:

«В Москве чудовищная ситуация с бездомными собаками. Тысячи из них стали бездомными по нашей вине. Московские власти не могут с этой ситуацией справиться, несмотря на огромные выделенные деньги, которые подозрительно быстро и неизвестно куда исчезли, как у нас это всегда бывает. Они понастроили жуткие приюты, где этих животных втихаря убивают. И еще очень ловко насаживается такое настроение, что и правильно, в общем: чего на них смотреть — их стрелять надо. От них зараза одна, кусаются, могут быть бешеными. В принципе, завтра с бомжами будет точно так же: они ведь тоже неполезные — так расстрелять их к чертовой матери. Мы звереем просто на глазах.

Но наряду с этим существует несколько частных приютов, которые живут на свои деньги. Они собирают этих бездомных животных, они приводят их в порядок, лечат их, пристраивают в хорошие руки. Московское правительство должно бы им руки целовать — оно им не помогает, а иногда мешает. И я очень хотел, чтобы наш сегодняшний маленький аукцион прошел в пользу этого фонда».

Разделить радость презентации новой книги пришли друзья, коллеги и почитатели таланта Андрея Вадимовича.

Михаил Веллер:

«Ты мне напоминаешь одну из моих любимых цитат из Стругацких, из „Парня из преисподней“: „Работай, работай брат Храбрец, все тобой любуются“. У меня складывается такое ощущение, что если таких людей, как Макаревич, будет много (что невозможно по определению, но можно условно предположить), то всем остальным останется только чтоб их было мало: я не понимаю, что тогда делать таким, как я; когда ты поешь, когда ты сам пишешь тексты — хорошо; когда ты сам пишешь книги и картины — я не говорю про все остальное, — получается такой вот универсальный человек! Спасибо тебе большое, что находится время на это все и на друзей в том числе!»

Вадим Степанцов:

«Я Андрей Вадимовича обожаю с годами все больше и больше — и все больше и больше мне нравится его способность менять кожу. Я с диким наслаждением слушаю его в составе „Креольского танго“, понимая, как ему надоело исполнять „Лица стерты, краски тусклы“ и скакать под „Последний поворот“. И, следуя его примеру, меняю составы и коллективы — и желаю обновлять жизнь как можно чаще».

Владимир Матецкий:

«Мы знакомы года с 1968 или даже раньше. Андрей из замечательной творческой семьи. И его книги — это абсолютно естественное развитие жизни творческого человека. Я рад, что книги выходят, я рад, что мы пришли сегодня поздравить тебя с этим».

Виктор Гусев:

«Мы учились с Андреем в одной школе, и я помню, как появилась „Машина времени“ — Андрей был в восьмом, я в шестом классе. Тогда всех гоняли за длинные волосы, и однажды в знак протеста весь состав „Машины времени“ побрился наголо, и так и прошли по коридору; мы смотрели на них с вожделением и даже обожествлением: против этого протеста просто ничего нельзя было сделать. Это было блестяще».

Дарья Тараскина, представитель Благотворительного фонда защиты животных «БИМ»:

«Чтобы наши гости могли оценить значимость сегодняшнего вечера, хочу сказать: впервые в нашей стране частное лицо проводит подобную акцию в помощь бездомным животным. Это абсолютно уникальное явление — мы все говорим Вам огромное спасибо, Андрей Вадимович!»

Дата публикации:
Категория: Анонсы
Теги: Андрей МакаревичИздательство «Эксмо»
19