Отрывки

Случайный путник

Почему я здесь появился? Просто подумал, что пришло время рассказать несколько странных историй, случившихся со мной в прошлом. Признаться, случаи такого рода происходили в моей жизни нередко. Некоторые имели смысл и как-то повлияли на мою жизнь. Некоторые же так незначительны, что и не заслуживают особого внимания. Они никак на мне не отразились... пожалуй. Авторское предисловие Харуки Мураками к сборнику рассказов «Токийские легенды»

Тоталитаризм и рождаемость

В начале нашего века обнаружилось со всей очевидностью, что пары контролируют рождаемость, а значит, планируют их, и что продолжительность жизни увеличилась в связи с очевидными успехами здравоохранения. Ход демографических событий уже не зависит только от милостей природы, от этих слабо поддающихся влиянию сдерживающих сил, о которых столько было сказано, а может быть направлен в определенное русло. Глава из книги Массимо Ливи Баччи «Демографическая история Европы»

Барбара Кингсолвер. Америка: Чудеса здоровой пищи

Если вам пришло в голову, что вода, пробегающая сотни миль в открытом канале по пустыне, испарится и в итоге превратится в концентрат солей и ила, тогда позвольте вам заметить, что с таким негативным мышлением вас никогда не изберут на государственную должность в штате Аризона. Предполагалось, что все мы, остальные горожане, будем ликовать, когда новый поток воды ринется в наши трубы, хотя городские власти предупреждали, что эта вода какая-то особая. Мол, пить ее можно, но не вздумайте наливать в аквариумы: рыбки сдохнут. Отрывок из романа

Лицом к лицу: немного о поцелуях

«Поцелуй — это биологический и социальный скандал. В биологическом смысле, просто трата времени. Десятисекундный наскок в исполнении наших ближайших собратьев куда ближе к сути. Генотип рот через рот передать еще никому не удавалось». Глава из книги Рэймонда Таллиса «Краткая история головы»

Поли Эванс. Испания: Горы, херес и сиеста

«Испания, как мне казалось, была тем местом, где я могла бы успокоиться и приятно провести время. Там мне было бы комфортно. Как здорово снова туда вернуться, ведь прошло восемь лет со времени моей последней поездки в Испанию, а свежий воздух и солнце благоприятно сказались бы на моем здоровье». Отрывок из романа

Как сохранить сексуальность

Мы взяли девять мужчин из США, трех из Великобритании и трех из Германии. Замерив изначальный размер каждого пениса, мы начали эксперимент. Увидели ли мы, что американцы сильнее реагируют на тыквенный пирог? А немцы теряют головы от сосисок? Или сладкий крем действует возбуждающе на британцев? Отрывок из книги Джил Фулертон-Смит «Вся правда о еде»

Дельфины

«Клиент ждал меня в свите, который по размерам многократно превосходил мою собственную квартиру. Он был намного моложе моих обычных клиентов, врачей с Кюсю и бизнес-консультантов из Уравы, предпочитающих садомазо игры в подобных отелях. Он был некрасив и толст, носил очки, и немного странный, дорогой костюм. По тому, как он напряженно осмотрел коридор, открыв мне дверь, я сделала предположение, что он какая-нибудь знаменитость». Рассказ из сборника короткой прозы Рю Мураками «Токийский декаданс»

Виктор Мережко. Дед Иван и Санька

«Выйдя из ментовки, Санька лениво прошлась по вокзалу, окинула пустое пространство, заметила старика, уснувшего на одной из скамеек. Дедуган спал крепко и даже похрапывал. Между ног он крепко сжимал скрипичный футляр. Девчушка заинтересованно подошла поближе, но натолкнулась на жесткий взгляд бабехи, сидевшей рядом, лениво сплюнула на грязный пол и покинула помещение». Отрывок из романа

Лучшие молодые романисты Британии

«Видеть, как столь многообразный перечень романистов с ходу отвергается людьми, которые попросту не удосужились прочитать их книги, значит испытывать отчаяние перед натиском нигилистической культуры, нас окружающей. Неужто нам не хватает великодушия для того, чтобы дать шанс этим книгам и их авторам? Неужто мы неспособны выдвинуть эти произведения на авансцену — пускай совсем ненадолго, прежде чем отправлять их в макулатуру?» Эссе из книги Салмана Рушди «Шаг за черту»

Титания Харди. Лабиринт розы

Во главе трапезного стола, у самого камина, понурив голову восседает седобородый старик. В тонких пальцах правой руки он теребит что-то темное и блестящее. Стол перед ним усыпан лепестками «Розы мира» — белыми, с ярко-розовыми прожилками. Те, кто делит с ним компанию, знают: перед их глазами разворачивается таинство, единение Духа с душой каждого из них, рождение долгожданного чуда — алхимического гомункула. Отрывок из романа

Анна и Сергей Литвиновы. Золотая дева

«В светскую хронику ее втянула лучшая школьная подружка, Милена. Девчонка она была отличная — бойкая, интересная, веселая. Единственный недостаток — обожала байки из жизни богатых. Часами могла трещать: в каких квартирах известные люди живут, на каких машинах ездят, где отдыхают... Постоянно скупала все, какие ни есть, бульварные газеты, и по телевизору обожала репортажи с разнообразных светских приемов». Отрывок из романа

Алексей Колышевский. МЖ–2

«На аппарате правительственной связи внезапно замигала красная лампочка. От неожиданности Гера чертыхнулся, свернул сайт закрытого интернет-сообщества, где вывешивались задания для кремлевских сетевых агентов — блоггеров, и снял трубку. На дворе давно эпоха высоких технологий, а эти аппараты все те же, что были полвека назад: пластмасса цвета слоновой кости, тянется к трубке витиеватый шнур, на аппарате вместо диска государственный герб, а все вместе — надежно защищенный от прослушивания анахронизм». Отрывок из романа

Вера Полозкова. Непоэмание

Я больная. Я прокаженная. / Мой диагноз — уже пароль: / «Безнадежная? Зараженная? / Не дотрагиваться — Люболь». Три стихотворения из сборника

Комический театр «Квартет И». Шесть комедий

«Мы искренне сочувствуем режиссерам, которым приходится доносить свои идеи о сегодняшнем состоянии общества с помощью текстов, например, Эсхила или Корнеля. Нет, мы ничего не имеем против Эсхила, наоборот! — просто нам такой способ кажется излишне усложненным и малоэффективным.А главное — это все на Эсхиле плохо отражается... не говоря уже об идеях». Вступление к книге и первое действие пьесы «День радио»

Леонард Млодинов. (Не)совершенная случайность

За последние десятилетия возникла новая научная дисциплина, изучающая формирование у человека суждения, принятие им решений в условиях неполной, недостаточной информации. Исследования показали — там, где дело касается случая, мыслительный процесс человека дает осечку. Но хотя недавно результаты исследований и были отмечены Нобелевской премией (по экономике), в целом они так и не стали достоянием широкой общественности, не вышли за рамки академических кругов. Данная книга — попытка исправить положение. Авторское вступление к книге

Мариам Петросян. Дом, в котором

«Дом стоит на окраине города. В месте, называемом Расческами. Длинные многоэтажки здесь выстроены зубчатыми рядами с промежутками квадратнобетонных дворов — предполагаемыми местами игр молодых „расчесочников“. Зубья белы, многоглазы и похожи один на другой. Там, где они еще не выросли, — обнесенные заборами пустыри. Труха снесенных домов, гнездилища крыс и бродячих собак гораздо более интересны молодым „расчесочникам“, чем их собственные дворы — интервалы между зубьями». Отрывок из романа

Алексей Иванов. Хребет России

«Наш фильм — это не рассказ о роли Урала в российской истории. Это рассказ о самой России. В уральском можно прочитать многое о всей стране. По одной ископаемой косточке можно достроить весь скелет динозавра, а тут не косточка — целый хребет». Фрагмент книги по телепроекту Алексея Иванова и Леонида Парфенова

Иосиф Бродский. Посвящается логике

«Жанр новеллы Бродского — антидетектив. Собственно проблемы детектива как такового автора мало интересовали, и он не замышлял ни пародии, ни полемики с популярным жанром. То, что его интересует в самом деле, — это логика, а детектив атакуется именно как самая неприступная твердыня логики и фактов. Атака ведется в лоб, без артподготовки, без разбега, прямо с вступления». Очерк из книги Льва Лосева «Солженицын и Бродский как соседи»

Красильников

«Перед началом матча мы, как и все нормальные болельщики, выпивали на травке по дороге к стадиону. Во время матча, всякий раз когда судья назначал штрафной в наши („Зенита“) ворота и болельщики начинали шуметь, Миша во всю свою зычную мощь самозабвенно вопил: „Су-у-ука!“ Но к середине матча и тогда, когда штрафной назначался в сторону нашего противника, Миша, так же закатив глаза, вопил: „Су-у-ука!“ — и соседи по трибуне поглядывали на него с удивлением и даже испугом: может, сумасшедший?» Очерк из книги Льва Лосева «Солженицын и Бродский как соседи»

Юз!

«Вот уж „кто награжден каким-то вечным детством“! Старость — замедление, а Юз быстр. Легок на подъем. Поехали! В Вермонт за водой из водопада, в русскую лавочку за килькой, в Москву на презентацию книги, в Чикаго на день рождения подруги знакомого зубного врача. Смена настроений стремительна». Очерк из книги Льва Лосева «Солженицын и Бродский как соседи»

Иселин К. Херманн. Par avion

«С тех пор, как я получила Ваше последнее письмо, во мне происходила подлинная борьба между естеством и укоренившимися представлениями о женственности. Чем более я стремилась проявлять приличествующую женщине сдержанность, тем сильнее противилась моя душа. Как видите, душа победила и я пишу Вам, поскольку не могу иначе». Отрывок из романа в письмах

Эдвард Лир. Большая книга чепухи

Неповторимый причудливый колорит, который создан в «Джамблях» и других великих балладах Эдварда Лира, никак не отменяет того, что эти стихи, по сути своей, совсем не пародийны. В них слышен пафос предприимчивости и стойкого мужества — что, вкупе с учтивостью и чувством юмора, составляет почти полный набор викторианских добродетелей. Вступление Григория Кружкова и стихотворение «Переливчатый глюк»

Вознагражденные усилия любви

В России издавна бытует два полярных и одинаково ложных представления. Одно из них рисует Шекспира народного и доступного, как гармонь в сельском клубе. Расцвет этого панибратского отношения пришелся на годы сталинского режима, когда в юбилей вождя (60-летний) и поэта (375-летний), то есть в 1939 году, властью было буквально провозглашено, что «Шекспир нашел свою подлинную родину — СССР». Отрывок статьи Сергея Радлова к изданию сонетов Шекспира в переводе Александра Финкеля

Ирина Роднина. Слеза чемпионки

«Я всегда думала, что весь этот проект со „звездами“ построен на смелости и наглости актеров и на высоком профессионализме спортсменов. Хотя они кататься стали намного хуже, чем в мое время. Скорость у них теперь значительно ниже. Из них по скорости рядом со мной никто до сих пор не стоит. На том маленьком катке, где записывают телепрограммы, мы с Тихоновым и пробовали. Он даже перепугался, потому что никогда не катался с партнершей на такой скорости, хотя, понятно, она и у меня уже далеко не та». Вступительная глава из книги

Ким Манчжун. Сон в заоблачных высях

«Юноша решил, что в павильоне дает пир правитель Хэнани, и послал слугу все разузнать. Тот вскоре вернулся и рассказал, что это молодые люди из влиятельных знатных семей города собралась вместе с прославленными гетерами полюбоваться весенней природой. Ян был уже под хмельком, и тут же, оставив осла, поднялся прямо в дом. Здесь десяток молодых людей, рассевшись на циновках, оживленно болтали с красотками и пили вино из больших чарок». Глава из романа

Оливия Лихтенштейн. Рецепты Хлои Живаго: Замужество и как с ним бороться

«Тринадцатилетняя Хлоя Живаго аккуратно обвязала лист бумаги психоделического вида ленточками всех оттенков розового и вместе со своей лучшей подругой Рути Циммер написала на нем: „В помощь историкам и археологам будущего. В этой коробке содержатся важные детали жизни двух девушек из семидесятых годов двадцатого века“. Они вложили письмо в шотландскую клетчатую жестянку из-под печенья, затем вырыли глубокую яму в саду Хлои и, предварительно запечатав, похоронили коробку». Отрывок из романа

Пустая скорлупка цикады

«У женщины тоже было тяжело на душе, между тем послания от Гэндзи перестали приходить. „Видно, моя холодность образумила его. — думала она. — Что ж, немного досадно, что он так легко отступился, однако еще труднее было бы выносить его недостойные притязания. Так, сейчас самое время положить всему конец...“ Но, увы, мысли эти не приносили облегчения, и с каждым днем она становилась все задумчивее». Глава из «Повести о Гэндзи» Мурасаки Сикибу, памятника японской литературы.

Сергей Юрский. Провокация. Театр Игоря Вацетиса

«Об исчезновении на пути из мирной Женевы через совсем не мирную Боснию в довольно спокойный город Скопье (Македония) российского (тогда еще советского) журналиста Игоря Вацетиса и наша, и зарубежная пресса писали достаточно много. Не были обойдены вниманием и достаточно скандальные, порой просто сенсационные встречи Вацетиса с разными людьми, предшествовавшие исчезновению». Авторское предисловие к книге

Владимир Сорокин. Метель

— Да поймите же вы, мне надо непременно ехать! — в сердцах взмахнул руками Платон Ильич. — Меня ждут больные! Боль-ны-е! Эпидемия! Это вам о чем-то говорит?!

Смотритель прижал кулаки к своей барсучьей душегрейке, наклоняясь вперед:

— Да как же-с нам не понять-то? Как не понять-с? Вам ехать надобно-с, я понимаю очень хорошо-с. А у меня лошадей нет и до завтра никак не будет!

Отрывок из повести

Михаил Елизаров. Мультики

«Я хоть и был обижен приемом, согласился. До этого я никогда не пробовал спиртного. Борман, протягивая мне бутылку, взобрался на бетонный брус. Конечно же, я не разгадал этого маневра. Едва я приблизился, Борман вдруг резко лягнул меня ногой под дых, быстро и хлестко, точно бил не ногой, а плеткой. Острый нос его кроссовка, казалось, достал до позвоночника. Я захлебнулся вдохом, согнулся, но все же не упал». Отрывок из романа