Игорь Чужин. Странник

Отрывок из романа

...Какая-то отчаянная веселость наполнила меня. Я чуть не захохотал в голос и, закинув лук за спину, используя тетиву, как ремень, и злобно выругавшись по-русски, повернулся к скале и полез вверх, хватаясь за малейшие уступы. Мой организм работал на одних инстинктах, руки сами находили, за что уцепиться, Сила автоматически подпитывала слабеющие мышцы, и я быстро карабкался, как муха по стеклу. Мне удалось подняться почти до половины стены, когда появились новые преследователи и стали стрелять в меня из луков. Стрелы отскакивали от магической защиты кольчуги, но запас Силы в камне кольчуги таял прямо на глазах. Я уже забросил правую ногу за край скалы, когда раздался сухой треск и защита пропала. Три стрелы, одна за другой, попали в меня. Две из них, ударив в спину, вышибли воздух из моих легких, третья насквозь пробила левое бедро. Мне удалось каким-то чудом подтянуться на вершину, а не упасть обратно в каньон. Как рыба, выброшенная на берег, я разевал рот, пытаясь вдохнуть хотя бы глоток воздуха. Наконец мне это удалось, и я отполз от края обрыва. Рядом со мной в камень ударила стрела. Подняв голову, я увидел на другой стороне каньона выцеливающего меня лучника. Перекатившись за выступ скалы, я ушел из-под обстрела. Во время этого кульбита стрела, торчащая в ноге, сломалась. Дикая боль пронзила ногу. Мой вопль заглушил ужасный грохот, раздавшийся в каньоне. Скала под ногами затряслась, и вниз посыпались камни. Через несколько секунд камни посыпались уже с неба. Закрыв лицо руками, я сжался в комок, стараясь спрятаться от каменного града за скальным выступом. В трехстах шагах от меня из каньона поднялся огромный столб дыма и пыли. Пыль была везде, видимость уменьшилась на длину вытянутой руки. Моя голова и вся моя одежда стали серыми от пыли, покрывшей все вокруг.

«Нужно выбираться отсюда, пока не поздно», — подумал я и попытался встать на ноги.

Тупая боль пронзила раненую ногу. Я осмотрел ногу: древко стрелы обломилось у самой раны сзади бедра, а наконечник торчал спереди.

«Вытаскивать стрелу не буду, истеку кровью», — решил я и кинжалом срезал наконечник.

Наступать на раненую ногу было больно, и я попытался снять боль при помощи Силы. Как ни странно, фокус удался. Поврежденные мышцы ноги я попробовал подпитывать тоже с помощью Силы. Нога стала ощущаться, как протез. Только надолго ли хватит Силы? Теперь нужно спускаться вниз и искать укромное место, где можно перевязать рану и подзарядиться. Поправив ножны с мечом и лук, я довольно шустро засеменил, разыскивая дорогу вниз. Через пару часов я упал на берегу ручья, окончательно обессилев.

«Будем ремонтироваться здесь, но для начала нужно раздеться», — решил я.

Снять одежду и заползти в ручей мне удалось только через полчаса. Теплая вода ручья приятно бодрила измученное тело. Смыв с себя грязь, я выбрался на берег и достал из пояса набор первой помощи, купленный на рынке в Арисе. Сначала нужно было вытащить стрелу, а потом обработать и забинтовать рану. Я попытался ухватить стрелу пальцами, но обломок был слишком коротким, и древко выскальзывало из рук.

«Нужно чем-то обвязать стрелу, затем тащить за веревку, — пришло мне в голову решение. — Так, используем запасную тетиву для лука».

Намотав тетиву на руку, я минут десять морально готовился вытаскивать стрелу из ноги.

«Ну все, еще пара вздохов, и начну, — решился я наконец. — До чего же больно», — пульсировала в голове только одна мысль.

Обливаясь холодным потом, я медленно стал вытягивать стрелу из раны. Мои руки тряслись, как у алкаша. По подбородку текла кровь из прокушенной губы. На последнем издыхании я выдернул древко и провалился в беспамятство.

Мое тело снова умирало. Высоко над головой, на поверхности воды, был виден луч солнца. «Жить, жить, жить!!!» — пульсировала в голове единственная отчаянная мысль. Я, задыхаясь, греб на поверхность, и вот в мои легкие ворвался воздух.

Придя в сознание, мне с трудом удалось сесть, оперевшись спиной на ствол дерева. По моей ноге из раны текла почти черная, венозная кровь. Нужно дотянуться до аптечки, но сил не было.

В кустах хрустнула ветка, и на поляну вышли два хумана с обнаженными мечами в руках. Одного я узнал сразу, это был Улис — младший брат убитого мной Тулпара, они были очень похожи.

«А это, наверное, наказующий Колин», — равнодушно отметило сознание.

— Ну что, Ингур, попался, ублюдок? — прорычал Улис и занес для удара меч.

Последнее, что я увидел, сползая на землю, это фонтан крови из пробитой мечом шеи Улиса. Сознание снова покинуло меня.

Глава 18
Колин, побратим Стаса

Сознание нехотя возвращалось ко мне. Сквозь сомкнутые веки забрезжили отблески солнечных лучей. По моему лицу текли струйки прохладной воды. В ушах послышалась отдаленная речь.

— Давай, парень, очнись! — более отчетливо прозвучал чей-то голос.

Я открыл глаза. Надо мной склонилось незнакомое лицо.

— Ну вот и хорошо, давай хлебни вина, парень.

Рука поднесла к моим губам флягу. Я, захлебываясь, сделал несколько глотков и закашлялся.

— Ну куда ты так торопишься? Не спеши, не отнимут, — сказало лицо.

Я попытался сесть. Человек стал мне помогать и прислонил меня спиной к дереву. Мир вокруг меня становился все более отчетливым, голова перестала кружиться.

— Парень, ну ты как, пришел в себя?

— Да, — прохрипел я.

— Вот и хорошо. Ты можешь разговаривать?

Я кивнул.

Передо мной на корточках сидел хуман лет сорока с суровым, загорелым лицом.

— Ты кто, парень? Откуда у тебя эта татуировка?

— Я Ингар, а татуировка — это мой родовой знак.

— Врешь ты, парень. Ты не Ингур, хотя и похож. Ингур моложе тебя лет на десять и татуировка другая.

— Я и не говорю, что я Ингур, сын Стаса, я Ин-гар, — произнес я по слогам свое имя.

— Откуда, парень, ты знаешь Стаса? Стас погиб десять лет назад.

— А ты кто такой, чтобы задавать такие вопросы? — ответил я вопросом на вопрос.

— А ты, парень, угадай? — ехидно заметил хуман.

— Ладно, попробую угадать. Ты Колин, наказующий клана «Зорг».

У хумана от удивления отвисла челюсть.

— Откуда ты меня знаешь, парень? Я тебя раньше не встречал.

— Мне про тебя брат вон того покойника рассказывал, — мотнул я головой в сторону Улиса.

— И что он обо мне тебе рассказывал? — настороженно спросил Колин.

— Мало рассказывал, много не успел, помер быстро.

— Это ты его убил?

— Да, я убил Тулпара, а ты зарезал Улиса. Нам обоим очень не нравятся сыновья Сигурда, к чему бы это?

— Хватит темнить, парень. Давай рассказывай, какое отношение ты имеешь к Стасу? — процедил сквозь зубы Колин.

— А ты не догадываешься, глядя на меня?

— Нет, и хватить морочить мне голову.

— Стас — родной брат моего отца, мой родной дядя, — заявил я. — Поэтому я так похож на Стаса в молодости.

— Врешь! — вырвалось у Колина.

— А ты посмотри внимательно.

— Ладно, ты на него действительно очень похож. Тогда скажи полное имя Стаса?

— Станислав, — ответил я.

— К какому народу он принадлежит?

— Станислав русский, как и я.

— Правильно! — воскликнул Колин и обнял меня.

— Осторожно, задавишь! — заорал я, когда Колин случайно задел мою раненую ногу.

Отстранившись, Колин занялся моей раной. Мне оставалось только скрипеть зубами, когда процедуры становились уж очень болезненными. Через полчаса моя рана была почищена, промыта вином, смазана лечебной мазью и зашита нитками. Повязка поверх раны была скорее для проформы, чем для дела.

— Надевай штаны, и пойдем, — велел Колин. — Нам нужно добраться до лошадей, пока не стемнело.

— Я только одежду простирну, а то грязна, как у нищего с помойки.

— Не успеет высохнуть, — заметил Колин.

— Я выжму и так надену, на мне по дороге высохнет.

Вода в ручье после моей стирки стала черной.

«Как бы не заметили ниже по течению», — подумал я, натягивая мокрую одежду.

Мифриловая кольчуга тоже сильно заинтересовала Колина.

— Такая же была и у Стаса, — заметил Колин. — Правда, на той камня не было. У вас делают?

— Не знаю, трофейная, — ответил я, надевая поверх кольчуги остатки зеленой рубахи.

— Меч у тебя тоже хорош, — прицыкнул языком Колин, когда я вынул меч из ножен для проверки.

— Колин, ты с мечом поаккуратней, у меча магическая зашита, он чужие руки не любит.

Колин согласно кивнул и, оттащив труп Улиса в кусты, повел меня через лес. Два часа блужданий по лесу привели нас к стоянке Колина и покойного уже Улиса. Стреноженные лошади спокойно паслись на небольшой поляне.

— Уф, слава богу, все на месте, а я уж беспокоился за лошадей, думал, хищное зверье может подобраться, — обрадовался Колин.

Я обессиленно рухнул на траву. Хождения по лесу с простреленной ногой снова разбередили рану, и ногу начало болезненно дергать.

— Сиди, сиди, — отмахнулся от моей помощи Колин. — Я сам все устрою.

Он распаковал одну из седельных сумок и быстро организовал ужин. Мне осталось только уплетать предложенную мне еду. После ужина я попробовал погрузиться в транс и осмотреть окружающее пространство внутренним взглядом. Обзор был небольшим, всего около тридцати шагов, но он принес нужные мне результаты. Мне удалось увидеть так необходимый мне луч Силы.

— Я отойду до ветра, — предупредил я Колина и похромал в кусты к источнику Силы.

Луч Силы имел оптимальную плотность и цвет. Зарядка прошла быстро. Я пополнил свои энергетические запасы буквально за несколько минут, даже промыл, как из шланга, скопившуюся черноту в ауре вокруг раны на ноге.

— ...Ты веревку проглотил, что ли? — окликнул меня Колин.

— Да нет, все нормально, просто рядом какой-то подозрительный зверь шарился, вот я и задержался.

— И где зверь?

— Ты ломился по кустам, как стадо кабанов, вот он и убежал, — соврал я.

— Ладно, пошли к костру. Я первый дежурю, а ты ложись. Возьми одеяло с лошади Улиса.

Я завернулся в одеяло и улегся возле костра. Сон сморил меня практически мгновенно. В голове мелькали образы боя, оскаленные рожи врагов, кровь и еще раз кровь со всех сторон...

— Парень, давай просыпайся, твоя очередь дежурить, — вырвал меня из кошмара голос Колина.

— Все, я уже проснулся, хватит меня трясти, — пробубнил я и, поднявшись, ополоснул лицо водой из фляги.

Колин занял мое место у костра и заснул. Так началось мое дежурство. Сканирование местности вокруг стоянки ничего подозрительного не выявило. Самое большое животное, судя по ауре, было размером с кошку.

Мои мысли сами собой сосредоточились на событиях последних дней. Чем подробнее я анализировал произошедшее со мной, тем больший стыд за свою глупость и самонадеянность охватывал меня.

«Стоило мне немного освоиться в новом мире, так сразу потянуло на подвиги. То, что я сижу у этого костра живым, — на сто процентов везение, а не моя заслуга. А как я выжил во время первого нападения на караван Дирка? Маги просто не считали меня достойной целью и выпустили файербол в бойцов Торвина. Моя снайперская стрельба из лука была результатом истерики. Я ни в одного мага так и не попал, а случайно повредил метатель файерболов, который от этого взорвался. Мое геройство в бою с „Черным монахом“ — глупость несусветная. „Монах“ хотел взять нас живыми и не посчитал меня за серьезного противника. Меня спас только панцирь и везение идиота. Чудом уцелев в этой передряге, я тут же кинулся в другую авантюру. Вместо того чтобы тихо и спокойно устроиться в Арисе и вживаться в этот мир, мне захотелось покомандовать судьбами людей, вылезти в хозяева этого мира. Заделаться бароном захотел. Да, захотел, и не надо себя оправдывать. Мечтал втереться в доверие к барону, все у него высмотреть, а потом занять его место. Мечтатель, блин. Барон по приезде в замок в лучшем случае просто бы меня грохнул, а в худшем — я бы уже вчера висел на дыбе и рассказывал барону все то, что он хотел от меня услышать. Что я знаю об этом мире? Да конкретно ни черта, одни догадки и умозаключения. Даже читать и писать не умею. Напялил на себя мифриловую кольчугу, чем удесятерил шанс быть убитым за нее. Шел, как баран на заклание, и людей Торвина за собой потащил. Сейчас все они, скорее всего, лежат с перерезанными глотками, их смерть на восемьдесят процентов на моей совести. Судьба занесла меня в этот мир, Бог не забыл, а наделил новыми способностями и возможностями, подарил Силу. Я же, как пацаненок, бросился играть в Айвенго, рискуя своей и чужой жизнью, народу подставил и перебил тучу. Что дальше? Кто такой Колин? Зачем я ему? Могу ли я ему доверять? Может, мне стоит его убить и мотать отсюда? Куда мотать?» Эти вопросы буквально разрывали мою голову.

Колин зашевелился во сне и повернулся на другой бок. Получается, что я вернулся к тому состоянию, в котором был после кораблекрушения.

«Колину, наверное, я могу доверять, он из-за меня убил Улиса, сына своего хозяина. Ему теперь тоже нужно скрываться. Может, он меня хочет отвести к Сигурду, Великому князю Танола? Сдаст меня, этим и оправдается перед князем. Да нет, князь его на куски порежет за смерть обоих сыновей. Колин хорошо знал Стаса, и он убил Улиса. Тулпар принял меня за Ингура, а Колин хорошо знает его. Здесь не все так просто, нужно будет подробно расспросить Колина. Так какую же линию поведения выбрать? Первое — нужно поменьше врать и распускать павлиний хвост, а там время покажет», — закончил я свои рассуждения.

На востоке небо начало светлеть, и над деревьями стало всходить солнце. Колин снова заворочался во сне и, потянувшись, сел у потухшего костра.

— Доброе утро, какие новости? — спросил хуман и улыбнулся.

— Все нормально, опасности поблизости нет.

— Ты что же костер прозевал? У меня больше нет огненных палочек. Как костер разводить? — посетовал Колин.

— Успокойся, сейчас разожгу огонь.

Я порылся в кармашке пояса и достал оттуда кусок гвоздя, с помощью которого добывал огонь. Несколько секунд — и костер разгорелся.

— Ты смотри! Стас тоже так умел, — удивился Колин.

— У нас это семейное.

Колин сбегал к ручью за водой и замутил в котелке обрыдшую мне кашу. Здесь, на Геоне, эта каша была основным продуктом питания в путешествиях. Смесь крупы и сушеного мяса с солью и специями хорошо утоляла голод и не портилась в дороге. Правда, вкус каши очень напоминал перловку, на которую у меня была аллергия еще с армейских времен. Но голод не тетка — каша почему-то очень быстро закончилась в котелке, и я спрятал ложку за голенище сапога. Проинспектировав внутренним взглядом свое состояние, я пришел к выводу, что я в прекрасной форме. Рана на ноге не болела, и аура тела была яркой и однородной, повреждений своей энергетической оболочки я не обнаружил. Потоки энергии текли по телу равномерно и без сбоев. Восстановление прошло на удивление быстро. Еще вчера я чуть было не отправился на тот свет, а сегодня свеж, как огурчик. Похоже, чем чаще я пользуюсь Силой, тем легче мне с ней управляться и восстановление проходит быстрее. Запас Силы в моем организме тоже стал значительно больше.

«Растем, — подумал я. — А это есть хорошо».

О книге Игоря Чужина «Странник»

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Игорь ЧужинИздательство «Центрполиграф»