# Михаил Бару

Увы, не осталось ни гостиницы, в которой закусывали свежей семгой Добчинский и Бобчинский на глазах у голодного Хлестакова, ни дома городничего, ни богоугодных заведений. Вот разве что к заборам, как и прежде, «черт их знает откудова наносят всякой дряни».
0
0
0
1730
Снег в тени еще скрипит под ногами, но в полдень на солнце, если замереть, можно услышать, как растут сосульки, как бродит в них талая вода. С черного шатра колокольни на черный купол собора и обратно стремительно перелетает воронье. Кажется, что колокольня и собор отрывают от себя куски кровли и меняются ею. Внутри собора прибираются перед службой. Моют полы, доливают масло в лампады и пылесосят ковровые дорожки. Пылесос гудит ровно и сильно. Отрывок из книги
0
0
0
2438
Путевые заметки
0
0
0
2278
Низенькая полная дама придирчиво осматривает на лотке уличного торговца посудой блестящий чайник похожих пропорций, но еще и со свистком. — Молодой человек, а как он свистит? — спрашивает дама тощего, точно свисток без чайника, продавца. — Не волнуйтесь, женщина. Он конкретно свистит. Оглохнете за милую душу. — Я его серьезно спрашиваю, а он мне здесь тут аншлаг! Трудно ответить на простой вопрос?! — начинает закипать дама. Не говоря ни слова, продавец закладывает два пальца в рот и пронзительно свистит. — Ну вот как-то так, — переведя дух, произносит он. — Брать будете? Отрывки из книги
0
0
0
1834
Родившимся, приехавшим навсегда или же просто навещающим столицу посвящается и рекомендуется.
0
0
0
2238
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница