# Издательство Ивана Лимбаха

Жан Кокто. Портреты-воспоминания: 1900–1914

Я бывал в необыкновенных местах, знал многих необыкновенных людей, они сохранились в памяти и живут во мне, не вмешиваясь в дела и заботы, которыми наполнена и размечена, словно вехами, моя жизнь. Звезды парижского небо-склона, священные монстры! Я всегда удивлялся: их необычный, не такой как у всех вид, делая их заметными, возводя в ранг звезд, меньше всего был обусловлен желанием выделиться. Отрывок из книги

Человек и культура

В эпоху конфессионального противостояния раскол на католическую и протестантскую части собственно культуру на самом деле затронул гораздо меньше, чем теперешнее противопоставление мировоззрений. Религиозные противоречия сами по себе не влияли на общий фундамент убеждений обеих сторон. К тому же границы между странами совпадали с конфессиональными границами лишь частично. Эссе из книги Йохана Хёйзинги «Тени завтрашнего дня. Человек и культура. Затемненный мир». Продолжение

Человек и культура

Словосочетание человек и культура, по всей вероятности, предполагает, что человека, а именно западного человека сегодняшнего дня, можно было бы противопоставить его культуре, можно было бы рассматривать в отрыве от связи с нею, что на культуру можно было бы взглянуть обособленно от культурного человека. Однако говорить об этом можно лишь фигурально, ибо человек есть носитель культуры, неотделимый от нее и сросшийся с нею. Эссе из книги Йохана Хёйзинги «Тени завтрашнего дня. Человек и культура. Затемненный мир»

Иосиф Бродский. Посвящается логике

«Жанр новеллы Бродского — антидетектив. Собственно проблемы детектива как такового автора мало интересовали, и он не замышлял ни пародии, ни полемики с популярным жанром. То, что его интересует в самом деле, — это логика, а детектив атакуется именно как самая неприступная твердыня логики и фактов. Атака ведется в лоб, без артподготовки, без разбега, прямо с вступления». Очерк из книги Льва Лосева «Солженицын и Бродский как соседи»

Красильников

«Перед началом матча мы, как и все нормальные болельщики, выпивали на травке по дороге к стадиону. Во время матча, всякий раз когда судья назначал штрафной в наши („Зенита“) ворота и болельщики начинали шуметь, Миша во всю свою зычную мощь самозабвенно вопил: „Су-у-ука!“ Но к середине матча и тогда, когда штрафной назначался в сторону нашего противника, Миша, так же закатив глаза, вопил: „Су-у-ука!“ — и соседи по трибуне поглядывали на него с удивлением и даже испугом: может, сумасшедший?» Очерк из книги Льва Лосева «Солженицын и Бродский как соседи»

Юз!

«Вот уж „кто награжден каким-то вечным детством“! Старость — замедление, а Юз быстр. Легок на подъем. Поехали! В Вермонт за водой из водопада, в русскую лавочку за килькой, в Москву на презентацию книги, в Чикаго на день рождения подруги знакомого зубного врача. Смена настроений стремительна». Очерк из книги Льва Лосева «Солженицын и Бродский как соседи»

Иселин К. Херманн. Par avion

«С тех пор, как я получила Ваше последнее письмо, во мне происходила подлинная борьба между естеством и укоренившимися представлениями о женственности. Чем более я стремилась проявлять приличествующую женщине сдержанность, тем сильнее противилась моя душа. Как видите, душа победила и я пишу Вам, поскольку не могу иначе». Отрывок из романа в письмах

Эдвард Лир. Большая книга чепухи

Неповторимый причудливый колорит, который создан в «Джамблях» и других великих балладах Эдварда Лира, никак не отменяет того, что эти стихи, по сути своей, совсем не пародийны. В них слышен пафос предприимчивости и стойкого мужества — что, вкупе с учтивостью и чувством юмора, составляет почти полный набор викторианских добродетелей. Вступление Григория Кружкова и стихотворение «Переливчатый глюк»

Вознагражденные усилия любви

В России издавна бытует два полярных и одинаково ложных представления. Одно из них рисует Шекспира народного и доступного, как гармонь в сельском клубе. Расцвет этого панибратского отношения пришелся на годы сталинского режима, когда в юбилей вождя (60-летний) и поэта (375-летний), то есть в 1939 году, властью было буквально провозглашено, что «Шекспир нашел свою подлинную родину — СССР». Отрывок статьи Сергея Радлова к изданию сонетов Шекспира в переводе Александра Финкеля

Об Эразме

Две главы из книги Йохана Хёйзинги «Культура Нидерландов в XVII веке. Эразм. Избранные письма. Рисунки»

Эскадрон «Гильотина»

Отрывок из романа Гильермо Арриаги, сценариста фильмов «21 грамм», «Вавилон», «Сука любовь»

Жорж Перек. Жизнь способ употребления

Книга-игра, книга-головоломка, книга-лабиринт, книга-прогулка, которая может оказаться незабываемым путешествием вокруг света и глубоким погружением в себя

Никола Ладжойя. Санта-Клаус и «Кока-Кола»

Никола Ладжойя о мистических свойствах колы, оживившей Санта-Клауса.
Главы из книги «Санта-Клаус, или Книга о том, как „Кока-Кола“ сформировала наш мир воображаемого» издательства Ивана Лимбаха

Презентация книги Мариуша Вилька «Волок»

Презентация книги Мариуша Вилька «Волок» Дата и место события: 25-26 ноября 2008 года, Санкт-Петербург 25 ноября в 18:00 в Доме Польском (Саперный пер., 10) и 26 ноября в 19:00 в Доме Книги на Наб. канала Грибоедова состоится презентация новой книги Мариуша Вилька «Волок», в настоящий момент готовящейся к выходу в «Издательстве Ивана Лимбаха» Мариуш Вильк — польский журналист и писатель, соратник Леха Валенсы, один из лидеров «Солидарности», писатель, мыслитель, человек-дорога, как он сам себя называет.

Юн Чжан. Дикие лебеди: Три дочери Китая

Читая эту книгу с ее потоками крови и дури на каждой странице, постепенно перестаешь удивляться всему, кроме одного: да как же китайцы выжили, почему не превратились в малый народ вроде эвенков, как смогли достичь своей цифры 1,33 млрд. (2007)?

Книги Текст: Андрей Степанов