# Василий Аксенов

Василий Аксенов. Золотой век

Василий Аксенов — русский прозаик, обладатель премии Андрея Белого (1985). По крови он — помор и казак, и потому его творчество — сильное и самобытное, не терпящее полутонов и намёков. Сборник рассказов «Золотой век» — это ностальгия по тому, что когда-то было — и прошло, но не бесследно: осталось в памяти, в самом человеке. Это воспоминание о Сибири, о лете и зиме, о детстве, которое заканчивается — и которое живет вечно.

Слишком много любви

Аксенов с горечью рассуждает о времени, которое мы привыкли считать беспощадным, позабыв о том, что, в отличие от человека, время лишено свободы выбора, и движется только вперед.

Книги Текст: Полина Бояркина
Обнародован шорт-лист литературной Премии Андрея Белого

Среди гран-при российских литературных премий нет награды почетней, чем один рубль, бутылка водки и яблоко вприкуску. Каждый год за этот традиционный паек борются поэты, прозаики, литературоведы, критики и переводчики. На протяжении 35 лет своего существования Премия Андрея Белого пользуется незыблемым авторитетом в среде мастеров слова.

Настас-ся Абросимовна

Это — если по Святцам, буква в букву, конечно же — Анастасия Амвросиевна. Моя бабушка по матери. Урождённая Вторых, в бабах Русакова. Вот и прабабушка моя по той же линии в синодик вписана под именем Синклитикия, а при жизни называлась Секлетиньей. И обычно. Cплошь да рядом. Будто одно имя, вариант ли его, словно справка, вместо паспорта, чтобы зря тот не трепался и не изнашивался, упрощённое в угоду языку и укороченное для удобства, назначено для повседневности, а другое, полное, — для вечности. Отрывок из романа Василия Аксенова «Время ноль»

Василий Аксенов. Время ноль

В немногословности сюжета — глубина повествования, в диалогах — характеры, в историях — жизнь и смерть.

Зеленая книга алкоголика

Девять рассказов и три небольших повести. Некоторые написаны довольно давно: в такие времена, когда практически любая из этих вещей — если бы ее напечатали — могла доставить своему автору известность. Свирепствовала, так сказать, сухая цензура, и самым крепким из дозволенных к упоминанию напитков был кефир.

Книги Текст: С. Г.