# Алексей Колышевский

Роман о мобильных махинациях
406
Социально-авантюрный роман о беспределе, царящем в системе отечественного городского строительства.
510
«На аппарате правительственной связи внезапно замигала красная лампочка. От неожиданности Гера чертыхнулся, свернул сайт закрытого интернет-сообщества, где вывешивались задания для кремлевских сетевых агентов — блоггеров, и снял трубку. На дворе давно эпоха высоких технологий, а эти аппараты все те же, что были полвека назад: пластмасса цвета слоновой кости, тянется к трубке витиеватый шнур, на аппарате вместо диска государственный герб, а все вместе — надежно защищенный от прослушивания анахронизм». Отрывок из романа
347
Роман о милицейском беспределе
498
Кто нами управляет? Кто мешает нам быть свободными?
734
Новый роман Алексея Колышевского
538
Роман Аркадьевич Абрамович Состояние: 8,7 млрд. фунтов. Высшее достижение в России: Депутат Чукотской думы. Статус: владелец английского футбольного клуба «Челси», избран на пост председателя думы Чукотского автономного округа. Михаил Борисович Ходорковский Состояние: Лишен.
418
А. Колышевский «Секта», стр. 362: «...они шли к своей цели — установлению собственной власти на сколь угодно долгий срок». «Ведомости» от 06.11.2008; «Шесть лет Путину»: «В первом послании Федеральному собранию Дмитрий Медведев предложил увеличить сроки полномочий президента до шести лет, Государственной думы — до пяти».
430
Ругать или хвалить Минаева бессмысленно — сообщить что-то новое малореально. Остается изложить факты и поделиться впечатлениями. И украсить их цитатами.
536
Сохранить неповторимую манеру среди коллег-единомышленников — непростая задача, однако Алексей Колышевский по-прежнему выделяется из множества выходящих в оффлайн писателей-контркультурщиков.
462
Конечно, «Манагер жжот» — это роман-симптом своего времени. Вместе с ним пройдет он сам и пройдет интерес к нему. Но актуальность и качественное исполнение делают его на сегодняшний день более чем привлекательным.
1266

Алексей Колышевский о себе, Сергее Минаеве, Удаве и контркультуре

Вопрос: «Действительно ли Вы друг Минаева и не умерла ли еще контркультура?»

Я друг того Сергея Минаева, которого встретил как-то раз на выставке Продэкспо в 97-м году. Я друг того Сергея Минаева, который несколько раз помог мне так, как могут помогать лишь самые преданные и верные друзья. В благодарность, которая может быть лишь малой толикой от той огромной благодарности, что живет в моем сердце, я на титульном листе своего романа написал маленькое посвящение Сергею. Это он «вывел» меня в литературу и перед этим фактом все меркнет.

И Минаев и я вышли из Ресурса Удава. Литпром был уже после этого, как попытка создать «московскую альтернативу» питерскому Удафкому. Альтернативы не получилось, а получился еще один КК ресурс «для своих». Сейчас дела его плохи. Там у руля был поставлен агрессивный пэтэушник, благодаря деятельности которого — антисемитским высказываниям, очернению личности Иисуса Христа, откровенно фашистским выпадам против русской нации — множество талантливых людей покинуло ресурс. Мне же стало тесно в рамках Интернет-ресурса около двух лет назад. Тогда же, в принципе, и мог быть написан мой роман, но, узнав о том, что Сергей создает «Духless», я решил повременить и, банально, посмотреть, «что из всего этого выйдет». Что вышло — все знают, и, естественно, сомнения у меня рассеялись. Минаев позвонил в редакцию спецпроектов ЭКСМО, шеф-редактору Игорю Анатольевичу Лазареву и попросил его полистать мою рукопись, предупредив: «Лёха, если ты написал говно, то ничто на свете, даже мое участие, не помогут тебе издаться». К счастью, «говно» в романе вынесено лишь на его обложку в цитате про «гребаное высшее общество, у которого денег, как говна за баней». Я написал правдивую книгу, и мне за нее не стыдно. И книги Сергея, и мой роман, и та книга, над которой я заканчиваю работу и которая увидит свет в конце августа, — все это невозможно было бы без участия Димы Соколовского — Удава. Он создал в Рунете прекрасную подготовительную площадку для литературных опытов писателей новой формации — «КК авторов». КК — подразумевает прежде всего честность и жизненность литературы, называет все вещи своими именами и заставляет читателя думать, анализировать, воображать — то есть берет на себя все функции настоящей серьезной классической литературы, донося нужные мысли при помощи современного языка. Мат, «албанцкий» сленг — не нужно этого пугаться. Это не более чем новые формы русского языка, и у меня есть глубокая уверенность в том, что язык КК поможет победить ханжество и увеличит доброту в социуме путем того, что люди перестанут вкладывать в мат тот самый жесткий и оскорбительный смысл, а просто станут относиться к этим словечкам как к обыкновенному стебу. Существует закрытая лексика меньшинств, страшная лексика зоны — вот это не для всех, использовать «блатную феню» в литературе — это и впрямь «за гранью», а мат… На нем если и не говорят, то употребляют его все.

КК, на мой взгляд, есть двух типов. Это, как водится, full flavor и light. То, что можно прочесть на «Удаве», «Литпроме» и прочих КК ресурсах — это полновкусная КК, а в произведениях Сергея и моих — это КК, которую немножечко «делохматизировали», нацепили ей на руку Breguet, усадили в Lexus и поселили в пентхаусе. И, по моему глубокому убеждению, хуже ей от этого не стало, а читатели сами давно уже сделали свой выбор: ведь лучше читать о цитирующем Геббельса политтехнологе или о менеджере a la new мсье Бендер, менеджере, который жжот, чем мусолить покетбук под названием «Слепой против Бешеного» или «Креветки на балконе», где гламурка Маруся кидается роллами из окон своего гребаного рублевского бунгало.

Алексей Колышевский

426
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница