Яна Норина. Туманные псы Догганда

Яна Норина родилась и живет в Москве, работает креативным педагогом с ребятами с аутизмом и другими особенностями развития. Литературой занимается последние пять лет, ведет телеграм-канал «Яна пишет книгу». Несколько рассказов были опубликованы в журналах «Литерратура"»и Teens Write.

 

Сергей Лебеденко, Артем Роганов: Рассказ как конспект романа —  довольно известная концепция. Так называют тексты, авторы которых помещают объемное содержание в малую форму. А рассказ Яны Нориной — не конспект романа, а скорее сжатая вариация сценария. Кинематографичная история в жанре психологического триллера посвящена девочке, которая одновременно живет в реальности и в  загадочной потусторонней стране Догганд, воображает себя то собакой, то спасительницей щенков. Сюжет удивительным образом успевает коснуться множества болезненных тем — творчества как терапии, отношений с родителями, лечения в психиатрической клинике. Подобная скорость достигается сверхбыстрым монтажом, приемом со своими издержками, но, возможно данный текст, как говорит отец героини в рассказе, это только начало…

 

 

 

Туманные псы Догганда

 

 

Когда ей было девять, она загадала на Новый год стать собакой. Она отчетливо осознавала, что ей придется лизать анус и влагалище, что инстинкты могут заставить ее совокупляться с некрасивыми доминантными кобелями и рожать щенят. Она была готова есть собачий корм и спать на лежанке. Она читала об этом в книге "Ваша собака" и даже выучила наизусть четыреста двадцать пород собак и все статьи по уходу и развитию. Она читала только книги, в которых были собаки. Да, она загадала стать шоколадной лабрадорихой. Непременно шоколадной, и чтобы без дисплазии тазобедренного сустава. И чтобы ее купили хорошие люди, которые не бьют собак и не таскают за хвост.

Новый год наступил, а чудо — нет. Тогда она перестала верить в чудеса. И в Деда Мороза. Больше не просила никаких подарков у родителей. Никогда.

Щенка не просила тоже. Родители не покупали и не подбирали животных, с тех самых пор, как она искусала их кошку Матильду в трехлетнем возрасте. Кошка не простила ее.

Идеальные товарищи для нее — свора нарисованных псов, которых она сама выдумала. Диких, не домашних. Их трое: Льюэл, Саманта и Стелла. Они путешествовали с ней по холмам Догганда и научили ее охотиться. Псы Догганда издревле воюют с кошками. Ее же миссия — остановить войну.

*

— Это только начало, — сказал отец, когда доктор Зенекин, лысоватый врач лет сорока пяти, отложил доклад Иннис на стол со словами:

— Любопытно. Она сняла мультфильм, говорите?

— Да, две серии, — сказала мать и протянула телефон.

*

— Тут не так плохо, — подытожила мать уже в коридоре.

— О чем вы там разговаривали? — расспрашивала Иннис родителей, пока они бродили и осматривали клинику «Холмы», трехэтажное здание, согнутое буквой «П» так, что из окон всегда были видны сосны, но выйти и войти можно было лишь через темный вестибюль. Они прошли пустой стеклянный спортзал и оказались в секторе для пациентов. Сплошное окно справа, ряд деревянных дверей — слева. Решеток на окнах не было. Тут жило четверо пациентов, считая Иннис.

— Вот и твоя комната, — сутулый медбрат обнажил белые зубы и пригласил в небольшое темное помещение с высокими потолками. По центру виднелся прямоугольник окна, в котором падал снег, в тени выделялись две тумбочки, два стола и две кровати, на одной из которых кто-то шевельнулся:

— Гиля, твоя соседка, — девочка на кровати коротко махнула и снова сжала в руках книгу.

— Ну, хоть почитаешь, — сказала мать, на что Иннис издала звук, похожий на рычание.

Мать не ответила, а Гиля из своего угла покосилась на новую соседку.

— У нас тут круто, че, — сказал медбрат и снова улыбнулся Иннис.

— За какие грехи тебя назвали Иннис? — спросила Гиля, когда  родители наконец ушли с медбратом. Она подняла глаза от книги и включила лампу над кроватью. Лицо круглое, с несколькими пятнами прыщей, отросшая челка за ушами и волосы, собранные в хвост. Карие глаза смотрели на Иннис так прямо, что та отвернулась к стене:

— Ин — от Инна, Ни — от Николай, С — это... — сказала Иннис и села на кровать. Та непривычно пружинила.

— Это?.. — Гиля подняла взгляд от книги.

} Собака.

— Фигасе. — буркнула Гиля. — И не строй глазки ему,

— Кому?

— Тут не так много парней, которым можно строить глазки. Не считая моего странного брата, но он не интересуется сексом; доктора, но он старый; и Седера, но у него на уме — только процедурка.

—  Что такое «процедурка»? — спросила Иннис.

— Я читаю, если что. — Гиля показала на потертый корешок библиотечной книги. «Пятнадцатилетний капитан».

— Я читала эту книгу, когда мне было десять. Мне ужасно понравилась собака с буквами…

— Значит, ты будешь умницей и не станешь спойлерить концовку? — ответила Гиля и уткнулась в бумажные страницы.

— Сколько тебе лет? — спросила Иннис.

— Пятнадцать. Из них месяц я подыхаю здесь.

— Без телефона? Так долго?

— Иногда можно позвонить. Или поработать за компом. А соцсети, да, никак.

— Хорошо, что я ненадолго.

— Посмотрим. Мы с Дэни тоже на пару недель приехали.

— Я должна снять последнюю серию мультфильма перед Новым годом, — сказала Иннис, вытаскивая из рюкзака небогатый скарб: белье, футболки, штаны, кроссовки и альбом с фломастерами. — Это на конкурс блогов.

— Про что мульт? — спросила Гиля, не отрываясь от книги.

*

Черно-белый рисованный мультфильм на экране телефона матери:

Маленькая девочка (подпись «Иннис, 3 года») отодвигает шкаф от стены, и в стене появляются очертания двери. Девочка отпирает щеколду и попадает в темное заброшенное строение. Свет из комнаты высвечивает силуэт маленькой девочки в шортах и с короткими волосами.

Голос за кадром. Однажды я нашла дверь с стене. Я попала в мир, который называется Догганд. Это страна собак. Тогда я не знала, что всех людей в этой стране убили или съели. В доме не было ни одного человека. Мне стало страшно,  я захотела вернуться. Но вдруг я услышала их…

Девочка ходит по заброшенному дому, где гуляет ветер и скрипят ставни окон. Из дыр в стенах пробивается холодный свет. Доски скрипят от шагов.  Слышно писк. В углу под столом девочка видит троих щенят: одного пятнистого, второго черного, третьего коричневого. Щенята сосут истощенную суку. На шее у суки зияет огромная рана. Девочка тянет руку к собаке, но та не шевелится. Девочка одергивает руку, затем слышит какой-то шум из комнаты, откуда пришла. Затем шаги. Она хватает щенят и бежит обратно. Один щенок, черный, падает, девочка подхватывает его. Она вбегает в свою комнату и закрывает задвижку за секунду до того, как шаги приближаются. Она задвигает щеколду, не с первого раза. Под ее ногами пищат щенки.

Голос за кадром. Тогда я не знала, как надо ухаживать за щенками. Да и Матильда не любила собак.

Проходит кошка (подпись «Матильда») и шипит на щенят.

Звук отворяемой двери.

Мужской голос. Иннис, что ты делаешь?

Девочка смотрит на говорящего. В лицо ей бьет желтый свет.  

Мужской голос. Откуда это?

Титр: «Конец первой серии».

*

— Это началось со школьного проекта по блогингу, — сказала мать. — Вот этот мультфильм. А потом одноклассница сказала, что это чушь собачья, и Иннис…

— Она кусалась в детстве, — пояснил отец и поправил очки.  

— Да, я вижу, — сказал доктор Зенекин, глядя в экран. — Она покусала вашу кошку?

— Да. — сказала мать. — Насмерть.

— Она и нас кусала, — прибавил отец, под взглядом жены обнажая запястье. — Она называла себя собакой, когда пришла в садик. Нас оттуда выгнали.

— Сколько детей она покусала? — спросил врач и положил руки на стол, готовясь слушать.

*

Звуки и запахи здесь другие, резкие и неестественные. Их разбудили в семь, и Иннис поначалу стала собираться в школу. Потом увидела, что белый свет фонарей падает на тапочки у кровати, которые она никогда бы не надела дома.

— Тренировка, потом завтрак, потом тестирование, обед, свободное время, бассейн, консультации, ужин, свободное время, отбой в одиннадцать, — проинструктировал ее медбрат. Он вручил бумажку с расписанием и исчез.

Сонные, Иннис и Гиля вышли из своей комнаты. Мальчики, Седер и Дэни, шатаясь, вошли в спортзал за минуту до тренировки. Седер, физически крепкий, но бледный, встретил взгляд Иннис и отвернулся.

— В прошлый раз мы из-за тебя уже бегали, — Гиля ткнула Дэни в бок. Дэни, медлительный крупный парень, хмыкнул на недовольную сестру.

— Поздравляю! — сказал доктор Зенекин. — В клинике на праздниках обычно никого нет, но вам повезло. Итак, у нас новенькая. Иннис?

Иннис кивнула.

— Почему ты здесь?

— Я кусаюсь.

— Отлично. Расскажу тебе правила.

Началась игра. Пациенты разбились по парам и отбирали мяч друг у друга,  били кулаками по лапам. Иннис стояла в паре с Седером,  он блокировал ее попытки сбить его с ног. Иннис не могла заставить себя разозлиться. Седер смеялся над ней. Затем, когда Иннис не отходила после удара, замахивался на нее лапами.

— Поменяйтесь! — сказал Зенекин.

Иннис встала в пару с Гилей, пару раз ударила, замешкалась,  и та сходу надавала Иннис лапами. Иннис теснила Гилю, та уворачивалась:

— Ты можешь не аккуратничать. — сказала Гиля. — Тут можно бить как следует.

Иннис рвалась вперед, теснила Гилю, а по щекам текли слезы.

— Ты чего? — спросила Гиля и дала Иннис под дых лапой.

— Я не умею…

— Что?

— Злиться.

Свисток.

— Обнимите партнеров! — крикнул Зенекин.

Иннис обняла Гилю, Дэни, затем Седера. Тот ущипнул ее за ягодицу, и Иннис закричала:

— Не трогай меня!

— Тихо! — крикнул врач.

Иннис сверкнула глазами на Седера, а тот улыбнулся:

— Ты сама полезла, злобная собачонка. — сказал он и выдержал паузу.

— Разойтись! — приказал врач.

— Он ущипнул меня. — сказала Иннис.

— Тяв-тяв! — сказал Седер и сделал шаг назад.  

Иннис набросилась на Седера вновь, чтобы ударить.

— Остановись, — Гиля схватила Иннис за плечи. — Нельзя драться.

Было поздно. Санитары уже ворвались в спортзал и стали растаскивать дерущихся. Иннис, брыкающуюся и шипящую, отвели в процедурную и посадили на кресло, руки и ноги зафиксировали жесткими обручами. Она рвалась из холодного кожаного кресла, и бьющий в глаза свет загораживал от нее все вокруг. Пахло чем-то электрическим.

— Что происходит? — закричала она. — Мне страшно.

— Все хорошо, я здесь. Меня зовут Кофья, я младший врач, — сказал спокойный и мягкий женский голос. Иннис скорее почувствовала, чем увидела, как Кофья встала рядом с ней. — Как ты себя чувствуешь?

— Мне страшно, — повторила Иннис, а глазами все пыталась разглядеть Кофью.

— Мы немного протестируем тебя. Сегодня сделаем первую процедуру лиеризации, но сначала надо узнать, что является твоим триггером. Мы ослабим его воздействие. На что ты среагировала?

Ее голос был мягким и певучим, а не раздраженным, как голоса учителей и родителей. Кофья наклонилась к Иннис, и девочка увидела лицо младшего врача, молодое и какое-то застывшее. Иннис закрыла глаза.

— Сначала он щипнул меня за задницу, и я закричала. Потом он назвал меня собачонкой, — ответила Иннис. — И я накинулась на него… — она открыла глаза и посмотрела на Кофью.

— Отлично, — сказала Кофья. — Сейчас проведем тест. Компьютер покажет тебе картинки, а ты будешь просто смотреть. Потом звуки, самые разные. Мы проанализируем твою реакцию. Понятно?

— Да. То есть нет. Что надо делать?

— Ничего. Просто смотреть. Нам нужны твои бессознательные реакции. После теста мы поймем, какие стимулы вызывают твою агрессию и будем их снимать.

— А долго? А то мне надо порисовать эскизы своего мульта.

— За час управимся. Ну, что, начали?

Кофья надела на Иннис VR-шлем, и пятнадцать минут та смотрела на картинки и слушала звуки. Сначала звуки были тихие, приятные, но изредка прерывались грохотом, свистом или животными криками. Картинки вспыхивали редко, между звуками, и Иннис не успевала замечать, что показывают. Они мелькали все быстрее, а звуки все быстрее сменяли друг друга. Спина и лоб Иннис покрылись испариной, она часто задышала. Хотелось кричать. Но тест длился и длился, пока она не успокоилась и не впала в ступор. Тогда только тест остановили. Кофья сняла с нее шлем и тем же нежным голосом сказала:

— Хочешь попить?

— Да, пожалуй, —  ответила Иннис. Тело ее взмокло и прилипло к креслу.

— Минералка? — улыбнулась Кофья.

— Да, спасибо. — Иннис выдохнула, — Только отвяжите меня.

— Да, конечно, — Кофья расстегнула ремни на руках и ногах Иннис.

Кофья подала минералку Иннис и запустила интерпретацию результатов голосовой командой.

Программа  вывела результаты на экран, встроенный в наклонный рабочий стол слева от кресла. Иннис они показались абракадарой.

— Все просто, — ответила Кофья, — Твой триггер — это собаки. Мы будем снимать этот триггер, чтобы снизить твою агрессию. Одна процедура лиеризации ослабляет триггер процентов на десять. Обычно хватает пяти процедур, и ты можешь спокойно жить.

— Я много раз слышала это слово, но не знаю, что оно означает.

— Это очень сложно, но…

— Я умная.

— Хорошо, — Кофья сложила руки на коленях и обернулась к девочке. — Лиеризация появилась десять лет назад, когда нейробиологическую обратную связь стали использовать для лечения ПТСР. Знаешь, что это?

Иннис покачала головой.

— Неважно. Волны в твоем мозгу начинают работать в режиме опасности, и нейробиологическая обратная связь их перестраивает. Но чтобы котролировать уровень агрессии и отслеживать результат, ученым пришлось изобрести процедуру покруче…

Лиеризацию.

— Именно, — Кофья улыбнулась девочке. — Это более продвинутый способ влиять на твои мозговые волны и на процессы в психике. Те события и образы, что тебя возбуждают, просто перестанут на тебя действовать.

— Я перестану реагировать на собак? — спросила Иннис. — Вы говорили, что это мой триггер.

— Именно. — сказала Кофья. — Собаки больше не будут вызывать в тебе агрессивные импульсы.

—  Просто я люблю собак.

— Это прекрасно. Но сейчас собаки побуждают тебя к агрессии. Их влияние надо снизить. А лучше совсем прекратить.

— Собаки вдохновляют меня.

— Кусать людей?

— Что? А, ты про свой мультик... — Кофья и кивнула.

— Этот мультфильм — это самое главное, понимаете. — сказала Иннис и догадалась, что Кофья не понимает. Та перестала улыбаться.

— Понимаю… — сказала она твердым голосом. — Но…

— Почему же тогда родители обсуждали мой мультфильм с доктором?

— Он слишком жестокий, — ответила Кофья и кивнула опять.

— Но он таким и должен быть, — сказала Иннис. — Это собаки, они кусаются и рычат.

— И все же мы должны снизить влияние собак на тебя. — сказала Кофья. — Ты готова к процедуре?

— Да, готова, — сказала Иннис. — Только в туалет схожу.

— Хорошо, сходи и возвращайся.

Иннис пошла по гулкому коридору, под светом длинных желтых ламп, мимо санитаров, мимо темной столовой и огромных растений в горшках, потом, не дойдя несколько метров до поворота к своей комнате, остановилась у спортзала. Раздались шаги. Иннис попробовала открыть дверь в спортзал. Та была не заперта. Она нырнула в темную, пропахшую потом, раздевалку, и забралась в шкафчик. Ее нашли через час и привели в кабинет Кофьи вновь. Иннис рвалась и пыталась укусить санитара.

— Вырубить ее? — спросил один из них.

— Нет, она должна быть в сознании, — ответила Кофья. — Просто привяжите.

Места крепления датчиков у корней волос обезжирили спиртовыми салфетками, надели электроды и шлем, и Кофья запустила на программе волновое воздействие. Иннис дергалась и вырывалась несколько минут, потом затихла.

Где-то между сном и явью она бежала по холмам. Туман опускается на бесцветные изгибы земли. Пахнет мокрой осенней травой. Кровь ускоряется от этих запахов, сырых и острых. Иннис узнала это место. Догганд, собачья страна. Вот только псов почти не было видно. Они бежали где-то впереди и не ждали ее.

*

Видео на телефоне отца:

В кадре — Иннис, похудевшая, взлохмаченная, смотрит на снимающего.

Иннис. Окей-окей, оставь.

Голос из-за кадра. Готова?

Иннис. Да.

Голос из-за кадра. Я уже пишу.

Музыка.

Иннис. Ребят, допустим сегодня, я что-то вам такое начитаю, это может не быть рэпом, допустим, баллада, о трех псах Догганда, воу!!!

 Гиля, Дэни и Седер. Воу!!!

Иннис. Я их вырастила. Мы идем вместе остановить войну между людьми и зверями, но некого больше спасать. Всех уже убили. Сегодня пришел человек и задумал похитить моих псов, предлагал за них деньги, ведь я их отлично натренировала, он хотел взять псов на войну и заставить сражаться с котами и дикими животными, есть детей и грызть дома врагов. Но псы Догганда за мир! Воу!!!

Гиля, Дэни и Седер. «Мир!».

Иннис. Мы идем сражаться за мир с самой войной, чтобы не было больше ничего такого, что осталось разрушать и ранить, все живое пусть живет, все мертвое — уйдет, мы заставим котов прекратить воевать с нами, заставим людей ценить животных, человек — больше не главный на земле!

Гиля, Дэни и Седер. «Земле!»

Иннис. И никаких сожалений, кусай за мир! РРРР-ав!

Гиля, Дэни и Седер . «РРР-Ав!.

Все вместе.  Кусай и беги! Кусай и беги! Кусай и беги!

Музыка останавливается.

Голос из-за кадра. Пойдет. Так себе рэп каеш….

Иннис. Окей, ребят. Это вам из психушки! (улыбается).

Конец видео.

*

Видео закончилось. Родители, которые его уже видели много раз, смотрели на врачей. Зенекин и Кофья сидели напротив и смотрели в ответ. Иннис грызла ноготь. Отец неодобрительно глянул на нее, и она перестала. Кофья включила на экране графики схемы результатов. Родители переглянулись.

— Абракадабра какая-то, — сказала мать.

Иннис улыбнулась.

— Как видите, состояние Иннис нестабильно. Мы рекомендуем пройти еще несколько процедур.

— Наш сотрудник уже уволен, — сказал доктор Зенекин. — Помогать пациентам снимать такое…

— Отчего же? В камментах пишут мультипликаторы, что хотят взять Иннис на работу, — сказала мать. — Кому-то нравится ее творчество.

— Этот сюжет про собак — это часть ее триггера, — пояснила Кофья. — Мы снижали его влияние в течение десяти процедур, но этого недостаточно. Вам требуется психиатрическое вмешательство.

— Завтра Новый год, — сказала мать Иннис. — Мы не оставим дочь в таком месте. Тем более, что всех пациентов забрали, вы говорите. А один чуть не покончил с собой.

— Седер? — спросил Зенекин. — Он суицидальный, это всем известно.

— Иннис прошла полный курс, — сказал отец, не вижу смысла ее держать.

— Уровень триггерной реакции снизился всего на пятьдесят процентов, — сказала Кофья. — Это значит, что она может вновь начать кусаться.

— Это значит, что вы ее плохо лечили, — сказала мать. — А теперь мы ее забираем. Где подписать?

— Вы не понимаете своей ответственности перед… — начала Кофья.

— Это вы не понимаете, что творите, — сказал отец. — Иннис похожа на скелет.

— В любой момент мы можем принудить Иннис к повторной госпитализации, — сказал Зенекин. — У нас есть законные основания.

— Где подписать? — повторила мать.

Им протянули бумаги на выписку. Спустя несколько минут родители ждали Иннис в машине, в своем старом сером вольво. Девочка бросила портфель на заднее сиденье и села, поджав ноги, словно от холода.

— Как ты? — спросила мать. Она выехала с парковки задом, свернула к воротам, затем остановилась. Ворота отворились.

-–Людям правда нравится мои ролики? — спросила в ответ Иннис, включая телефон. — И кто-то хочет взять меня на работу?

— Возьмут когда-нибудь, — сказал отец. — Когда научишься рисовать.

— Сейчас начнется, — сказала мать.

— Это правда — ответил отец. — Пока рано называть это анимацией.

Иннис ничего не ответила.

— И это все? — спросил отец. — Ты не будешь стучать ногами и орать как бешеная собачонка?

Иннис по-прежнему молчала.

— Зачем ты это делаешь? — спросила мать. — Провоцируешь ее.

— Мне просто интересно, почему я должен годами терпеть, как она нас позорит, — сказал отец. — Ладно-ладно, я все. Заткнулся.

— Кажется, ее вылечили, — сказала мать, и они выехали за ворота.

За окном белые поля сменялись перелесками, вышло солнце и позолотило снежную пыль на дороге.

— Ты такая спокойная, — сказала мать, наконец. — Это так странно. Странно, что ты не орешь, не кусаешься.

— Я об этом же, — ответил отец. — Да, я про то и говорю. Она теперь не тот бешеный зверек. Прости, собачка. — прибавил он, оборачиваясь на Иннис.

Иннис молчала. И в горле ее тихо клокотало.

— Надо же, они ее вылечили, — тихо сказала мать и улыбнулась. — Не верится.

Отец улыбнулся тоже. Они не слышали, как Иннис рычит.

— Мы купили тебе анимационный стол, больше никаких мультов на коленках, — сказала мать. — Прости, мы испортили сюрприз, но это же ничего?

— Кажется, она теперь с нами не разговаривает, — сказал отец.

Рык становился громче.

— Ого, — сказала мать.

— Вот это да. — прибавил отец.

Рык становился еще громче.

 

Обложка: Арина Ерешко

 

 

Дата публикации:
Категория: Опыты
Теги: Яна НоринаТуманные псы Догганда
Подборки:
0
0
2362

Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь