Сергей Князев

Мне довелось с Товстоноговым сделать тридцать спектаклей. Это замечательно, это счастье, мне повезло. Я был знаком с замечательными художниками театра. Эта профессия имеет свою историю. Существует даже предмет такой: история театрально-декорационного искусства. Это серьёзная тяжёлая работа. В России она замечательна тем, что в театр пришли в своё время великие художники. Поначалу цари приглашали итальянцев, потом немцев, потом пришли и русские. У нас были великие предшественники.
0
0
0
1350
Всё пиар, что не реклама. Об этом, а также о том, как СМИ морочат голову несчастным потребителям медиа-продуктов, мы догадывались ещё с тех пор, как был опубликован пелевинский Generation «П», но всё ж фикшн есть фикшн, а тут нас балуют чистосердечным признанием информационных злодеев из первых уст.
0
0
0
1478
Превосходный редактор, выпустивший в жизнь произведения Даниила Гранина, Веры Пановой, Валерия Попова, Виктора Конецкого, Александра Житинского и других замечательных писателей, он известен также как публикатор гуманитарного наследия выдающегося физиолога Алексея Ухтомского, исследователь творчества Вадима Шефнера, биограф Юрия Казакова, составитель сборника публицистических статей Андрея Сахарова...
0
0
0
2910
Первый том романа «Красный свет» вошёл в длинный список премии «Большая книга», уверенно лидирует в шорт-листе «Национального бестселлера». Вне зависимости от того, как сложится премиальная судьба романа, уже очевидно, что она стала не только литературным, но и общественным событием.
0
0
0
1990

Большой художник и глубокий теоретик искусства — такое нечасто встречается в одном человеке. Киноведы редко снимают интересное кино, вылазки литературоведов в сферу беллетристики, как правило, остаются в рамках не совсем удачных экспериментов. Что понятно: природа научного и художественного творчества различна. Одно из исключений из этого почти универсального правила — замечательный петербургский фотограф, куратор, преподаватель, историк и теоретик фотографии Владимир Анатольевич Никитин.
В интервью «Прочтению» Владимир Анатольевич рассказывает о себе, коллегах, прошлом и будущем питерской и мировой фотожурналистики.

0
0
0
1534
Циклом материалов, посвященных Виталию Вячеславовичу Мельникову «Прочтение» открывает рубрику «Ленинградская правда». Ее составят публикации о тех, чей вклад в формирование культурной и интеллектуальной атмосферы Ленинграда-Петербурга трудно переоценить. По большей части эти люди, в отличие от некоторых своих коллег, мало известны широкой публике, их лица не мелькают на первых полосах газет, в top-news информационных агентств и телевизионных сюжетах центральных телеканалов, притом что с их произведениями мы, как правило, очень хорошо знакомы.
0
0
0
1558
Парфёнов неоднократно объяснял засилие откровенного трэша на нынешнем ТВ отсутствием свободы журналистов выборе тем: «В условиях „черный, белый не берите“ приходится брать желтое... Всем понятно, что спорить о детях Кристины Орбакайте на телевидении можно, а на общественно-политическую проблематику — нельзя».
0
0
0
2794

На фоне катастрофического падения российского книжного рынка очень любопытно наблюдать за теми его отраслями, которые не только не теряют позиций, но наоборот, становятся всё более и более успешными. Помимо детских иллюстрированных изданий и бизнес-литературы это прежде всего редкая и коллекционная книга. Москва была, есть и долго ещё будет центром российского книгоиздания и торговли, но столицей отечественных книжных раритетов является, судя по всему, Петербург. Косвенное подтверждение этому — открывшаяся 11 сентября в Государственном Эрмитаже выставка, посвященная 20-летию издательства «Редкая книга из Санкт-Петербурга». На вопросы «Прочтения» отвечает директор издательства Петр Суспицын.

0
0
0
1754
В петербургском издательстве «Пушкинский фонд» вышла книга о Н. А. Полевом «Изломанный аршин». Современник Пушкина, оппонент Карамзина, предмет бесчисленных нападок Белинского, Николай Алексеевич Полевой (1796-1846) и его творчество сегодня не известны даже специалистам. Меж тем этот популярный и плодовитый драматург, один из первых переводчиков «Гамлета» на русский, внятный прозаик, оригинальный историк, создавший многотомную «Историю русского народа» в пику карамзинской «Истории государства Российского», популяризатор науки, главный редактор влиятельных журналов «Московский телеграф» и «Сын отечества», наконец, выдающийся журналист. На вопросы о книге ответил её автор.
0
0
0
2530
Одно значительное лицо — чуть ли не первое в государстве — заявило, что никогда еще в истории России не жили люди столь широко и привольно, как в нулевые до кризиса. Не все, конечно, и не везде, но что касается литературных премий — да, это так, несомненно. Точное количество литературных и окололитературных наград в последние годы не поддается подсчёту; по данным Российской Государственной библиотеки — более трёхсот позиций. И ведь действительно, никогда в истории России такого не было. Сергей Князев о литературных премиях
0
0
0
2686
В книге предмет девичьих грёз — на самом деле авантюрист, игрок, любящий сын, подлец, вор, ревнивец, пассионарий, обаяшка. Не говоря уже о проблемах со вкусом. В общем, широк человек, любовь — зла. В фильме же мы видим чёрта лысого обыкновенного, к тому же не настоящего, а плюшевого — чтобы не сильно пугать целевую аудиторию. Федору Сергеевичу Бондарчуку здесь в общем нечего играть, да он особо и не усердствует: включает свои фирменные штампы, и этого хватает, чтобы вызвать реакцию «зачем вы, девочки, богатых любите». Рецензия Сергея Князева на фильм «Про любоff»
0
0
0
1830
Лихач, Владимир «Адольфыч» Нестеренко резко вывернул руль и съехал с магистральной дороги отечественной литературы, отечественного кино последних лет, да и вообще русского искусства, а вместе ним, раскрыв рот, его путём-дорогою двинулись и его «пассажиры» — режиссер Антон Борматов и продюсеры Константин Эрнст и Игорь Толстунов. Сергей Князев о фильме «Чужая»
0
0
0
1602
...в действиях параноика и сумасброда Грозного, как мы видим его в фильме, есть железная логика. Все кругом предатели и воры, говорит он. Никому доверять нельзя, все предадут, стратегический город сдадут и сами врагу ворота откроют. И жизнь подтверждает его правоту... Сергей Князев о фильме «Царь»
0
0
0
1402
Алексей Иванов отказался от премии, полученной три года назад
0
0
0
1722
В издательстве «Александрия» (Санкт-Петербург) вышла книга «Все флаги в гости будут к нам. Вклад иностранцев в развитие России».
0
0
0
2198
Те, кто знаком с арабовским творчеством исключительно по фильмам Сокурова с их звериной серьезностью и отождествляет этих двух художников, будут, возможно, поражены легкостью и остроумием автора, тем, что Арабов вообще-то может изготавливать по-голливудски мастерские, виртуозные даже гэги
0
0
0
4462
Если в предыдущих своих вещах Сорокин решал проблемы лингвистические, эстетические, то здесь — внелитературные, человеческие, слишком человеческие. Подкузьмить «новых дворян» со всей их вертикалью власти, суверенной демократией и просвещенным феодализмом. Выпороть Солженицына с Данилкиным и вставить пистон литературной швали. Написано по-сорокински живо, местами и лихо, но в целом — лайтс: душок сорокинский, но крепость не та.
0
0
0
2818
Довольно содержательный, хотя и не исчерпывающий, естественно, портрет едва ли не самого молодого и уж точно самого отвязного отечественного миллиардера.
0
0
0
1770
После пронзившей многие сердца «Парфянской стрелы», предыдущего «взгляда на русскую литературу» Льва Данилкина, это обозрение, скомпилированное из регулярных обзоров в «Афише», убойной силой и точностью стрельбы не поражает.
0
0
0
1702
Переводной сборник ответов на самые неожиданные вопросы. Почему мы не узнаём собственного голоса в магнитофонной записи? Почему кошки не любят купаться? Почему среди пилотов гражданской авиации так мало женщин? Есть ли у пингвинов коленки? Почему у свиньи хвост колечком?
0
0
0
2570
Нельзя к концу не впасть, как в ересь, в неслыханную простоту. Последняя книга американского классика, вышедшая в 1980-м и переизданная у нас полностью спустя столько лет, есть сборник вещиц, исполненных в жанре «невыдуманные рассказы о прошлом».
0
0
0
2386
Как сказано в аннотации, «в это издание вошли три культовых романа известного петербургского писателя» (амфоровскому редактору на заметку — либо известный, либо культовый, определитесь): «Укус ангела», «Бом-бом» и «Американская дырка».
0
0
0
1974
Очередная иллюстрация давно известного: можно продать текст по баснословной цене, но вдохновение, фантазию, талант, уважение к тому, что делаешь, честность, наконец, по отношению к читателю — на эти деньги все равно не купишь.
0
0
0
1898
Мыслящий артист Сергей Шнуров — один из тех немногих представителей индустрии развлечений, что не только поют-пляшут-говорят, но еще отчаянно рефлексируют по поводу отечественного шоу-бизнеса.
0
0
0
1766
Дэвид Лисс знает много слов и вполне умеет ими пользоваться, и с материалом, судя по всему, проблем нет,— но у него довольно скоро кончились сюжеты… Правда, понимаешь это, только перелистнув последнюю страницу. Вот уж действительно, автор — король римейков. Но король. Но римейков.
0
0
0
1346
Сравните честную и художественно очень доброкачественную автобиографическую повесть Валерия Брумеля «Не измени себе» тридцатилетней давности с недавней книжкой Валерия Газзаева, который целую страницу заливается, что Путин — близкий и родной (такими именно словами), но забывает нам сообщить, как звали его мать — не говоря уже о первом тренере.
0
0
0
1318
В безупречно выстроенной книге, написанной в лучших традициях, условно говоря, критического реализма и умело замаскированной под мистический детектив, уже есть все то, что отличает последующие тексты автора: тщательно прописанный фон, на котором разворачивается действие, обилие и убедительность деталей, многофигурная и притом четкая, внятная композиция.
0
0
0
1478
Вообще, сама идея объединить Татьяну Москвину и Сергея Носова под одной обложкой в данном случае кажется искусственной. При том, что авторы друг от друга отличаются заметно, разность эта в сборнике не отыграна.
0
0
0
2450
Сюжет ладно скроен, саспенс держит, встречаются гэги гайдаевской силы — идеальный, короче, материал для экранизации. По ведомству ЛИТЕРАТУРЫ — так, озорное дуракаваляние, не имеющее никакой цели кроме собственно дуракаваляния.
0
0
0
2550
Классический текст, классический сюжет, классическая оптика. История души человеческой, показанная сквозь призму исторических событий, вполне бурных.
0
0
0
2626