Сергей Васильев

Новый сборник Бренера состоит из нескольких десятков эссе о разных творцах, от совсем коротких лирических зарисовок до пространных размышлений о наиболее важных для автора персонах — например, о Мантенье, Гойе, Караваджо, людях так или иначе маргинальных и близких автору книги своим активным жизнетворчеством.
130
Произведения Виктора Iванiва как бы находятся на границе между сном и явью, постоянно пытаются ускользнуть от понимания, однако при этом остаются где-то на его краю, работая скорее с подсознанием читателя, чем с его сознанием.
47
Недавно вышедшая в издательстве «Гилея» книга Эндрю Хьюгилла «Патафизика. Бесполезный путеводитель» — в сущности, первое доступное на русском языке издание, рассказывающее об этом влиятельном движении, зародившемся во Франции еще в конце XIX века, а в наши дни насчитывающем множество последователей.
104
Читая «Руководство для домработниц», убеждаешься, что знаменитые ахматовские строчки про порождающий искусство сор могут относиться не только к стихам. Постепенно из рассказов сборника складывается портрет художественного альтер эго Лусии Берлин, несущий автобиографические черты.
26
Стоявшая за штурвалом революции фигура Ленина и поныне вызывает споры. Книга Льва Данилкина «Ленин. Пантократор солнечных пылинок», недавно вышедшая в серии «ЖЗЛ», пытается рассказать об этом неординарном деятеле свежим языком.
33
Вырыпаев не придает написанным произведениям какой-то радикально новой формы. В основном это театр текста с минимальным набором действий (отсюда, видимо, и такое желание современных режиссеров привнести собственные приемы).
35
Если для Шекспира весь мир был театром, то для Франсиса Пикабиа, французского авангардиста начала двадцатого века, весь мир — это караван-сарай (дворец на торговом пути, служивший домом отдыха).
44
Повесть «Зуза, или Время воздержания» — характерная для писателя условно-исповедальная проза, написанная простым, порой слегка грубоватым языком.
51
Сам автор называет свою книгу «опытом плебейской уличной критики». Как на источники вдохновения он указывает на Варлама Шаламова, у которого научился неподчинению толпе, и на Джорджо Агамбена, осуществившего слияние поэзии и критики.
105
Роман Александры Петровой «Аппендикс», удостоенный премии Андрея Белого, ‒ яркая попытка применения метода остранения. При этом он достигается не на уровне языка, как это было у Андрея Платонова.
28
«Краткая история семи убийств» ‒ роман-победитель Букеровской премии, одной из самых престижных наград в мире словесности. Тем удивительнее, что в России книга осталась практически незамеченной.
37
Байи протоколирует каждую стадию распада, обращая внимание на все детали, вплоть до того, какие насекомые трудятся над трупом на той или иной ступени разложения.
33
Простота и прямота — отличительные черты стиля Буковски, которые прослеживаются во всем его творчестве, удивительно обширном для человека с не самым здоровым образом жизни. Еще раз в этом убедиться помогает недавно вышедший по-русски сборник «Из блокнота в винных пятнах».
67
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница