Валерий Паршин

Наш век, кажется, был до сих пор беден на притчи, но вот эхо блеянья того самого барашка, которого просил нарисовать Маленький принц, и шума крыльев «невыдуманного Джонатана-Чайки, который живет в каждом из нас», долетело-таки из столетия двадцатого в новое тысячелетие.
0
0
0
2870
Сборник эссе о бурлящих шестидесятых под претенциозным названием — первое творение Тома Вулфа, репортера “Springfield Union”, “The Washington Post” и “The New York Herald Tribune”, получившего за восемь лет до выхода этой, по мнению Курта Воннегута, «превосходной книги от гения», докторскую степень по специальности «американистика» в Йельском университете.
0
0
0
2506
Американская обыденность, конечно, отличается от нашей, но уже значительно меньше. Главным образом потому, что фундаментальная ценность всякой развитой демократии, коммерческая массовая культура, теперь есть и у нас, причем далеко не всегда местного разлива.
0
0
0
5770
Вероятно, это действительно лучший учебник истории нашей литературы и по прошествии — страшно сказать — восьмидесяти лет с момента написания. Дело, конечно, не столько в широчайшем историческом горизонте, распростершемся на тысячу страниц плотного, емкого по содержанию и поразительного по глубине текста, хотя, скорее всего, в наше время подобный труд был бы возможен только как результат слаженной работы целого коллектива самых маститых, но еще не заплесневелых ученых.
0
0
0
4098
Дойдя до последней страницы «Антологии одного стихотворения», кладешь упругий томик на стол и ловишь себя — не без легкого удовольствия от невольного плагиата — на мысли: внешний вид книги приятен.
0
0
0
2086
Теперь печатный станок дополнит тираж демонов героя книги, и они будут попадать в души более традиционным способом. Процесс сей необратим, реакцию на него ангелов в нынешних условиях предугадать сложно, поэтому остаётся лишь поразмышлять над размером чёрных крыл, упругостью рогов и длине хвостов будущих жильцов, благо что священная инквизиция давно упразднена, и никакие Инститорис и Шпренгер не бросятся оппонировать.
0
0
0
3030
Стоит только взяться за авантюрный роман, желая сделать его непременно современным (modern), выкинешь и не такое, поскольку все модернистское давным-давно уже вторично и потому имеет ехидный префикс «post».
0
0
0
2366
Нет ни малейших сомнений, что эта книга не ускользнет от внимания филолога — историка ленинградской литературы (работа такая). Может ли она привлечь читателя незаинтересованного (скорее всего, читателя молодого) и читателя заинтересованного (т. е. уже немолодого почитателя творчества Конецкого)? На эти вопросы можно смело отвечать утвердительно.
0
0
0
3018
Нельзя сказать, что Моэм был в СССР особо популярным, тем более — культовым автором. Может быть, и мог бы, но как-то не сложилось. Для любого культурного жителя постсоветского пространства его имя неразрывно связано с экранизацией в 1978 году на Рижской киностудии романа «Театр».
0
0
0
3314
И именно в это самое время Мария Семёнова, автор двух малоизвестных книг и переводчица востребованного фэнтезийного ширпотреба, пишет своего «Волкодава» (1991-1995), книгу, скроенную отнюдь не по-толкиеновски, не в последнюю очередь — в противовес постылой переводческой поденщине.
0
0
0
1858

Первый блин — комом. Но не надо удручаться, ведь если не считать его блином, то все нормально: хинкали как хинкали. Ну и что, что в московском «Макдональдсе»! Зато с фирменным «славянским» соусом и игрушкой в виде пластмассового Нелетучего Мыша, сжимающего в лапках интерактивное меню.

0
0
0
1842

Если вы не монархист и не клирик, а красочно живописуемые обильные излияния (с последующими упражнениями в безобразиях), равно как и похмельный синдром (с более физиологическими, нежели нравственными последствиями оного) не провоцируют вас на то глубокое сопереживание литературным героям, каковое способно пагубно повлиять на ваши взаимоотношения с окружающими, никакого вреда для вас от этой книжки не будет.

0
0
0
6610
«Жажда смерти» — это не только политический детектив с динамичным, захватывающим сюжетом и рискованным обнажением неприглядного закулисья российского высшего общества. Это, несомненно, и психологический роман, и своеобразная «энциклопедия русской жизни 90-х годов XX века».
0
0
0
1914

Тем, кого Дэн Браун совершенно закодировал «Кодом Да Винчи», можно порекомендовать решительно откинуть научно-популярную часть (часть вторая) и автобиографию мастера (часть первая), всецело сконцентрировавшись на «теологической» третьей части, в которой довольно много про Христа, но еще больше про христианскую церковь, которая «исказила» его учение.

0
0
0
3586
Каганов выразил типичное. Типичное для очередного в нашей отечественной истории переходного периода, который все еще продолжается и никак не может завершиться. Однако Каганов продолжил предшествующую литературную традицию, а не сбросил ее с «парохода современности».
0
0
0
2978

Надо вырваться из рутины, в которую каждый ввергается по собственному недосмотру, прекратить решительно все подчинять жесткому плану, наслаждаться нерасчлененным пунктами расписания, неструктурированным временем, быть здесь и сейчас, отринуть модный западный пессимизм — вот что, если прибегнуть к обобщению, говорит Йёнссон на протяжении всей книги.

0
0
0
3714
Фильм «Остров» Павла Лунгина — событие в нашем кинематографе из разряда невозможных. Невозможных в прошлом, не столь уж отдаленном, и — как еще казалось совсем недавно — невозможных в настоящем, плавно переходящем в прошлое.
0
0
0
1446

Когда следишь за течением авторской мысли в тексте и интервью, возникает стойкое опасение, что никакого постмодернизма в европейской литературе никогда и не было. Видимо, мы все просто устали о того, что принято называть «современной литературой». И поэтому прикосновение к холодной коже в пьянящей тишине так неожиданно приятно.

0
0
0
2970
Так уже как-то сложилось, что все режиссеры, бравшиеся за экранизации произведений Стругацких, словно соревнуются между собой, кто дальше отойдет от первоначального текста и тем самым сильнее поразит вчерашнего читателя неожиданностью своей трактовки произведения. Не является тут исключением и вышедший недавно фильм Константина Лопушанского «Гадкие лебеди»
0
0
0
2394

Итак, этот роман о любви. Но это не любовный роман. В послесловии автор утверждает, что он «для начала разобрался в своем прошлом» и «прочитал бесчисленное множество книг о любви, увидевших свет», прежде чем нашел «любовь, о которой мог написать только он один».

0
0
0
2462

Если последователи учения загадочного дона Хуана, сверяясь пошагово со всеми девятью томами Карлоса Кастанеды, не исчезли еще в необозримом нагвале, то им можно было бы порекомендовать хотя бы пролистать эту сравнительно небольшую книжку. Кто знает, может быть, для них, после погружения в мир Корин Сомбрен, сакральный нагваль потерял бы все свою подозрительно неиндейскую притягательность, а профанный тональ стал бы несколько ближе…

0
0
0
2926

Если сравнить любителей приключенческой литературы с гурманами, для которых самым важным аргументом в пользу какой-либо экзотической кухни является определенный набор соответствующим образом приготовленных блюд, только одно перечисление «приправ» этой книги должно вызвать у них обильное «слюнотечение»: города древних майя, поглощенные джунглями Юкатана; таинственные захоронения с непонятными надписями на саркофагах, зловещие жертвенные колодцы…

0
0
0
1630

У тех, кто когда-либо читал если не сами трактаты по йоге или буддийские сутры, а хотя бы книги таких популяризаторов восточных учений, как Дайсэцу Тэйтаро Судзуки, Лама Анагарика Говинда, Чогьям Трунгпа, Тартанг Тулку или Алан Уотс, наблюдение за собственным дыханием, равно как и наблюдение за собой и окружающей действительностью вообще, представляемое Филльоза чуть ли не как собственное ноу-хау («книга, которая учит дышать, думать и жить счастливо»), совершенно не вызовет приятного зуда от прикосновения к чему-то новому и оригинальному, скорее напротив.

0
0
0
10674
Итак, господа психопаты, дамы — начинающие психологи и товарищи алхимики, перед нами «Трактат о драконах». Впрочем, первый же афоризм из раздела «Краткое Введение в древнюю, принятую и новейшую науку о Драконах» дистанцирует книгу от средневекового бестиария: «Все драконы наши. Чужих драконов не бывает. Все наши драконы — это те, которых мы создаем или породили сами, или же впустили в себя и дали им кров».
0
0
0
3206
Профессор Нью-Йоркского университета историк Янни Коцонис, вооруженный академическим педантизмом, пробился-таки сквозь цепкие льды русского национального мифа и почти совлек волшебные покровы непроходимой тайны с «загадочной русской души». В центре его скрупулезного исследования — попытки русского правительства спешно «модернизировать» «отсталое» крестьянство после Освобождения последнего в 1861 году.
0
0
0
3334
Никаких иллюзий, выдаваемых за «активную жизненную позицию», никакого самодовольного гламура в стиле Оксаны Робски, никаких постмодернистских «стратегий», ставящих повествование и самого повествователя под сомнение, никаких сожалений по поводу утраченного «советского рая» читатель (к своему изумлению или счастью — не столь важно) в книге не обнаружит. Каким же рисуется в романе «Большая пайка» российский бизнес?
0
0
0
4594
Случайно ли в главе «Упражнение в безумии — 2» герой — бог весть, на какое там небо при этом восхищенный — встречается с королем маргиналов Чарлзом Буковски и едет с ним… нет, не в Петушки, не угадали, а в Переделкино? И, если бы не бдительность «злых теток в тяжелых роговых очках», они непременно бы «выпили „черноголовку“ и закусили нарезкой за письменным столом классика» в доме-музее Пастернака, а так только «помочились в надтреснутый унитаз классика одновременно под литературоведческий писк за тонкой звукопроницаемой стеной». Потом, правда, у могилы все-таки помянули. Случайно эту могилу нашли, но хорошо помянули, в лучших традициях: Борис Леонидович — само собой, но и сам путешественник в Петушки был бы доволен
0
0
0
1886
Знаете ли вы, где живут феи? Можете ли вы в подробностях описать их облик, предпочтения в одежде, а также нравы и привычки в повседневной жизни? Сложно припомнить, м-да… Запамятовали, стало быть. Ну, хорошо, тогда скажите: как отличить дракона от вайверна, а Тидди Мана от Яллери Брауна? Неужели не знаете? Увы, незачет…
0
0
0
1998

В романе мы встречаем не только обитателей КПЗ, но и… Путина, Патрушева, Вексельберга, Абрамовича, ведущих телепередачи «Школа злословия» и даже «Ксюшу, …молодую блондинку лошадиного выражения лица с распущенными волосами». В сноске поясняется: «Надо сказать, что упоминавшийся…генерал Татарцев в реальности не существовал. Как и президент В. Путин. Как и его министр финансов А. Кудрин или его министр социального развития Г. Греф. А уж тем более никогда не существовал глава госбезопасности Н. Патрушев… Все они — порождение современных информационных технологий».

0
0
0
2506
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница