Закрытый клуб: регистрация или вход с паролем
«Страдают и те, кто видит и молчит»: издатели о буллинге в жизни и литературе
 

Буллинг остается одной из наиболее острых проблем взросления в России: по статистике, 42% детей когда-либо в своей жизни становились жертвами буллинга, еще больше — наблюдали или участвовали в буллинге. 

20 ноября стендап-шоу «Кот Бродского: говорят подростки» проведет вечер книжного стендапа «Бу! Буллинг!», на котором юные резиденты будут рассказывать про новые книги о буллинге и своем опыте столкновения с травлей. 

Мы попросили издателей рассказать о «Тетради в клеточку» Микиты Франко, «Горьком шоколаде» Мириам Пресслер, «Королевишнах» Клементины Бове, «На волоске» Лизы Сивен, «Я выбираю Элис» Сьюзен Джуби и других новинках в жанре янг-эдалт и о том, как книги помогают бороться с социальными проблемами. 

Сатеник Анастасян
Главный редактор издательства Popcorn Books

— Почему вы решили опубликовать «Тетрадь в клеточку» Микиты Франко? Чем она вас зацепила?

«Тетрадь в клеточку» мы взяли в портфель «Попкорна», потому что Микита — наш автор, и нам очень нравится его стиль и истории, которые он рассказывает. «Тетрадь» затронула важные темы, о которых существует очень мало русскоязычных книг в жанре янг-эдалт: трансгендерность, буллинг, неприятие мигрантов, их положение в нашей стране, ОКР. Микита пишет обо всех этих темах глазами ребенка — как есть, без назиданий, подчеркивая то, что все мы разные и это нормально.

– Насколько сегодня актуальна тема буллинга и насколько хорошо она отражена в литературе?

Тема буллинга, к сожалению, всегда была и будет актуальна, но книг об этом очень мало, особенно тех, которые говорят с подростками на одном языке. Интерес к этой теме со стороны писателей есть, но, мне кажется, о буллинге важно говорить как есть: фальшь и сглаживание углов всегда чувствуются — и не все справляются с этой задачей.

– Планируете ли издавать книги на эту тему в будущем?

Мы издаем книги на самые разные остросоциальные темы, буллинг — одна из них. Поэтому да, в нашем портфеле вы еще увидите книги на эту тему.

— Сталкивались ли вы с буллингом в детстве и юности?

Наверное, как и большинство детей, в школе меня тоже буллили. Как нерусская девочка, в девяностые я постоянно слышала в свой адрес: «Бей хачей — спасай Россию» — а еще получала оскорбления по поводу своей внешности. Но буллили меня несистемно, потому что я делала вид, что ничего не слышу, а еще была одной из лучших учениц в параллели. То есть, можно считать, мне повезло. Правда, не могу сказать, что буллинг прошел для меня бесследно — привет подростковым паническим атакам и пассивной агрессии.

Дарина Якунина
Основательница издательства Polyandria NoAge

— Почему взяли именно «На волоске» Лизы Сивен, «Я выбираю Элис» Сьюзен Джуби и «Heartstream. Поток эмоций» Тома Поллока? Чем они вас зацепили?

Все три книги  — очень разные по жанру и затронутым темам. Но все они в равной степени искренне и ярко описывают переживания молодых людей, их стремления разобраться в себе и чуть лучше понять окружающий мир и свое место в нем. Зацепила именно интонация: прямая, открытая, с хорошей долей самоиронии.

— Насколько актуальна проблема буллинга для России, на ваш взгляд? Отражена ли эта тема в книгах?

Тема буллинга может затронуть любого из нас вне зависимости от страны или возраста. Просто взрослым зачастую проще справляться с этой проблемой в силу опыта и обретенной уверенности в себе, а вот детям и подросткам очень тяжело через это проходить. Элис из «Я выбираю Элис» приходит в школу в костюме хоббита и подвергается злым нападкам одноклассников. Маттео из «На волоске» внезапно облысел в семнадцать лет и с горечью осознает, что даже его близкие жалеют его, а что уж говорить о красавице из параллельного класса. Эми, главная героиня романа Heartstream, сталкивается с кибербуллингом — расплатой за ее популярность в сети.

— Планируете ли вы и дальше издавать книги о буллинге? Может, уже есть конкретные планы?

Да, разумеется, мы продолжим говорить об этом, ведь NoAge — издательство без страха, для нас нет закрытых тем. Отношения в семье, взросление в современном мире, экологические проблемы, цифровая зависимость, абьюзивные отношения, буллинг, девиантное поведение — это лишь несколько проблем, которые мы хотим обсудить с читателями.

— Сталкивались ли вы с буллингом в детстве и юности?

Я лично не сталкивалась, но сейчас это происходит с детьми из близкого круга друзей. И это ужасно.

Дарья Облинова
Ведущий редактор издательства «Качели»

— Почему вы решили опубликовать книгу «Горький шоколад»? Чем она вас зацепила?

— Когда мы впервые наткнулись на книгу Мириам Пресслер, были очень удивлены: как так вышло, что повесть на столь актуальную тему (еще и отмеченная Ольденбургской книжной премией в области литературы для детей и юношества) до сих пор не переведена на русский? Она нам показалась очень современной — и не скажешь, что ей уже больше сорока лет! Тема принятия своего тела, своих особенностей, на которую уже в 1980 году обратила внимание немецкая писательница, в России обретает значимость только сейчас. И мы были уверены: именно сейчас эта книга найдет своих читателей. Кроме того, нам было важно, что речь здесь идет не только о преодолении буллинга и бодипозитиве, а еще и о том, насколько важно вовремя уловить тот момент, когда привычки, например, пищевые, становятся нездоровыми.

— Насколько актуальна проблема буллинга для России, на ваш взгляд? Сильно ли отражена эта тема в книгах?

— К сожалению, это явление существует везде, даже в самых благополучных и прогрессивных странах мира. А уж в России поводов для травли полно: национальность (в нашей-то многонациональной стране!), финансовые различия, внешность... И проблема стала актуальной не сегодня — есть произведения, уже ставшие классикой: «Чучело» Владимира Железникова, «Повесть о рыжей девочке» Лидии Будогоской. Сейчас выходит много переводных книг, в том числе у нас в подростковой серии «Граффити». И они, на мой взгляд, очень вовремя говорят о разных поводах для буллинга. В повести Дэвида Алмонда «Тайное сердце» главный герой заикается, но травят его, как это часто бывает, не только за это, а скорее за слишком мягкое сердце и несвойственную его сверстникам-мальчикам чувствительность. В «Мальчике с последней парты» (также выходила под названием «Я не верю в монстров») Луис Сашар показал героя, оказавшегося в замкнутом круге. Брэдли не умеет быть приветливым, открытым, но ему и не с кем быть таким, ведь завести друзей не получается. Никто и не пытается проявить к такому дикарю понимание, даже за одну парту с ним никто не садится. Все меняется, когда появляется человек, готовый слушать и принимать его любым — грубым, неделикатным, в плохом настроении. Очень важны книги, в которых выведен герой с физическими особенностями: например, «Чудо» Р. Дж. Паласио о мальчике с генетическим заболеванием, изуродовавшим его лицо. Такие герои вызывают у читателей высшую степень сочувствия — а значит, есть надежда, что и в жизни ребята совершенно по-другому будут воспринимать тех, кто не похож на других. 

— Планируете ли вы дальше издавать книги о буллинге? Может, уже есть конкретные планы?

Да, наша серия «Граффити» объединяет книги о внутреннем конфликте и о проблемах, возникающих у подростков. Поэтому разного рода травля неизбежно появляется в книгах, которые мы отбираем. Кстати, «Чучело» мы тоже планируем выпустить в этой серии, это такая пронзительная драма одной сильной девочки. Еще сейчас мы переводим с нидерландского книгу «Я Винсент, и я не боюсь» Энн Коэнс. В ней буллинг достигает каких-то невероятных масштабов. Героя не просто обзывают или игнорируют — его вещи закидывают в мусорный бак, пачкают одежду, к нему применяют физическую силу. Винсент из школы домой не идет, а бежит, а еще он выучил наизусть справочник по выживанию и собирает что-то вроде «тревожного чемоданчика», в котором должно быть все, что может пригодиться, если он окажется в форс-мажорных обстоятельствах. Все заканчивается хорошо, хотя сама история напряженная и даже страшная.

— Сталкивались ли вы с буллингом в детстве и юности?

— Мне повезло: в гимназии, где я училась, была очень дружественная атмосфера. Тем не менее сейчас я осознаю, что даже в нашем классе была девочка, которую не принимали. Из бедной неблагополучной семьи, старомодная одежда доставалась ей от знакомых. И, как в случае с Брэдли из книги Сашара, то ли она была озлоблена на то, что с ней никто не хочет дружить, то ли мы не хотели быть с ней приветливее, потому что она и сама часто огрызалась или играла в молчанку. Хоть я и не участвовала в травле, но и одноклассников не пыталась переубедить. Думаю, прочитай я тогда «Мальчика с последней парты», я бы вела себя иначе. А уж тема неприятия своего тела из-за чьего-либо неосторожного высказывания касается большинства девочек. Недавно подруга рассказала мне, что в школьные годы у нее были серьезные проблемы: булимия — диеты, срывы, вызывание рвоты после лишней порции за ужином... Она ни с кем не могла это обсудить, а идти к врачу в маленьком городе страшно: завтра же все узнают, что она — «больная». Как бы ей могла тогда помочь история Евы из «Горького шоколада»!

Ирина Балахонова
Главный редактор издательства «Самокат»

— Почему вы взяли именно эти книги? Чем они вас зацепили?

«Королевишны» Клементины Бове — очень нетривиальный текст с яркими, смелыми и сильными героинями. И очень здоровским юмором! На примере этой книги мы учимся относиться к любой проблеме именно так: смеяться, даже когда хочется плакать. «Дневник индейца» Алекси Шермана тоже интереснен точкой зрения и нетипичным героем: «Чужой среди чужих, чужой среди своих», — пишет о нем одна из читательниц. «Гуд бай, Берлин!» немецкого писателя Вольфганга Херрндорфа — книга, которая напоминает, что ты не один. Если тебя не принимают здесь — обернись: возможно, тот, кто тебя поймет совсем рядом. Здесь история не совсем про буллинг — скорее про то, что есть жизнь вне. А вот в «Сиблингах» Ларисы Романовской буллинг — одна из сюжетных линий. Эта книга о том, что травля травмирует не только жертву — страдают и сам буллер, и тот, кто молчит. Сам феномен буллинга в ней больше и глубже, чем кажется. Все эти книги подходят к проблеме травли с разных сторон: разные точки зрения, разные герои, разные страны.

— Насколько актуальна проблема буллинга для России, на ваш взгляд? Сильно ли отражена эта тема в книгах?

Конечно, и именно поэтому литература так остро реагирует на нее. Текст всегда отражает актуальную социальную повестку. В нашей среде буллинг остается одной из лидирующих «сложных» тем издательских портфелей.

— Планируете ли вы дальше издавать книги о буллинге? Может, уже есть конкретные планы?

У «Самоката» будут новые книги про сильных и независимых героев. Следите за нашими обновлениями.

— Сталкивались ли вы с буллингом в детстве и юности?

В жизни каждый сталкивался с буллингом — на той или иной почве, в той или иной роли. Конечно, опыт у всех очень разный, но книги помогают пройти этот пусть, почувствовать поддержку. И даже хорошенько посмеяться — иногда!

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: СамокатКачелиКот БродскогоКлементина БовеPopcorn BooksМикита ФранкоPolyandria NoAgeМириам ПресслерЛиза СивенСьюзен Джуби
Подборки:
0
0
3538
Закрытый клуб «Прочтения»
Комментарии доступны только авторизованным пользователям,
войдите или зарегистрируйтесь
Реформация считает черный самым достойным, самым добродетельным, глубоко христианским цветом; а со временем протестанты приравняют к черному другой цвет, цвет честности, умеренности, цвет неба и одухотворенности: синий.
К тому времени импрессионизм пережил второе рождение и оказался вполне приемлемым для моего отечества, ибо нашлись отважные люди, языком и пером доказавшие совершенное отсутствие какой-либо опасности для научно-материалистического мировоззрения со стороны Моне и Ренуара. Больше того, уже и Пикассо не был «монстром», и уже утихли толки, возбужденные обширной ретроспективой французского искусства в крупнейших наших музеях.
1 апреля в «Зале ожидания»