Ирина Денежкина: после «Нацбеста» люди на улицах стали ко мне кидаться и показывать пальцем

Вы, пожалуй, единственная, к кому идеально подходит девиз премии «Национальный бестселлер» «Проснуться знаменитым». Вы проснулись знаменитой в мае 2002 года?

Да. После того как меня показали по НТВ и прочим каналам, люди на улицах стали ко мне кидаться и показывать пальцем. Слава богу, это быстро закончилось. Ну и, конечно, бесчисленные интервью. Я сама журналист по образованию, и тема интервью стала моим дипломным проектом. Все эти толпы журналистов мне очень помогли в написании диплома о том, как не надо брать интервью. Например, на этот ваш вопрос я могла бы ответить только «да» или «нет». :)

Пробились бы без НБ?

Конечно. Помимо бестселлера и «Лимбуса» (который его организовал, собственно), у меня уже было несколько предложений от издательств.

На Вашу голову сразу свалилось огромное количество грязи. «Беспомощнодневниковые де вичьи истории», «козырный киндер-сюрприз», «литературное „Тату“» — вот лишь немногие эпитеты. Тяжело бремя славы?

Да нет, пусть хоть горшком называют. Я особо не заморачиваюсь в идентификации себя на сцене российской литературы. Грязь не трогает вообще, я же знаю, что я прекрасная Денежкина и хорошо пишу. Бремя славы не тяжело... Хотя нет, одно неудобство в этом есть — многие люди хотели со мной общаться и завести теплые отношения только потому, что меня энное количество раз показали по телеку, написали обо мне в газетах и напечатали фотки в журналах. Таких видно, может, и не сразу, но видно. Еще я поняла, что, если хочешь подружиться со знаменитостью, сделай вид, что ты знать не знаешь, что это за человек такой, что он снял, что спел, что написал. Делаешь круглые глаза: да ты что-о-о, ты еще и поешь? Действует отлично.

Какой больше всего нравится?

Эпитет? Из предложенных никакой, а вообще не вспомню (сто лет прошло уже).

Формула «Нацбеста» предполагает в качестве финального аккорда шоу. В большое жюри приглашаются медийные лица, зачастую далекие от литературы, которые и принимают окончательное решение. Оправданно ли это?

Конечно. Издание книг — бизнес, и подход поэтому соответствующий. Медийные лица, хоть и понимают в литературе с гулькин нос (не все, не все :)), но очень эффектно смотрятся и привлекают внимание, что и нужно для успешного продвижения книжного товара.

После «Нацбеста» Вы поехали в Англию учить английский. Судя по всему, у Вас сейчас неплохие тиражи в Европе. Вы изначально хотели продвигать себя за границей?

Я об этом вообще не думала, это стало очень приятным сюрпризом. Я уже где-то говорила, что в принципе ожидала известности лет в 50, включая и зарубежные издания (это вообще казалось анриалом). А тут — опа! — заграница, поездки, книжки. Иностранные организаторы, конечно, стрельнулись со мной... Взять хотя бы Польшу, где я проговорила с Россией 4 часа из номера в отеле. Представляю, в какую копеечку им это влетело...

После вручения премии Вас тут же окрестили флагманом молодой литературы 2000-х, Вашим именем «Лимбус» назвал антологию прозы двадцатилетних. Что отличало прозу двадцатилетних нулевых годов XXI века, и есть ли уже тенденции на следующее десятилетие?

Боже, какой я флагман. Капитан Врунгель, ага. Я от этих течений далека, писательские общины не люблю, сижу себе в Ёбурге, не слежу за течениями и тенденциями. Одно вижу — сейчас гораздо проще издаться, за явить о себе и стать известным. Ну, или хотя бы донести свои произведения до читателя. Конечно, поэтому всякой хрени стало в разы больше, но и брульянты попадаются.

Фотография К. Тублина

Дата публикации:
Категория: Интервью
Теги: Ирина ДенежкинаНацбест 2010премия «Национальный бестселлер»
26