Надежда Сергеева

Декабрь богат литературными событиями, как зима снегом. Множество интересных встреч с писателями и деятелями искусства, презентаций и кинопоказов. Соблазн остаться дома, укрывшись пледом, велик, но не настолько, чтобы все это пропустить.
934
Мэри Чэмберлен не пожалеет свою героиню и проведет ее по всем кругам ада. Бомбежки, попытка укрыться в монастыре, работа портнихой в концлагере. Голод, одиночество, домогательства, насилие. После каждого пройденного круга Ада Воан не теряет надежду на лучшее – а вместе с ней и читатель начинает верить в то, что все кончится хорошо.
998
В целом же «Авиатор» – роман глубоко трагичный. Читать его тяжело. И хотя Водолазкин ловко управляет вниманием читателя и нередко заставляет его с напряжением перелистывать страницу за страницей, ради развлечения эту книгу вряд ли стоит брать в руки.
4646
Литературная критика мертва! Убита многочисленными экономическими кризисами и нежеланием негодных читателей поглощать длинные тексты. Прошел золотой век, когда за рецензии платили гонорары и выражали всеобщее почтение.
918
Написанные для разной аудитории и разным слогом, эти книги утверждают простую истину: путь насилия и разрушения неизбежно ведет в тупик. Жертва или палач — обе стороны останутся в проигрыше. Может ли человек предотвратить катастрофу? У каждого из трех авторов свой ответ.
1010
Это даже не в духе Достоевского. Малая проза Марины Степновой – из XX века, отказавшегося и от намеков на хеппи-энд. Писательница заканчивает повествование многоточием, приоткроет дверцу – и бах! – тут же захлопнет, больно ударив по носу любопытному. Или мастерски обманет.
790
Впрочем, силы понадобятся сначала для того, чтобы дочитать книгу до конца. Вязкая, скучная проза, наполовину состоящая из бесцветных диалогов. Конечно-конечно, это прием. Все-таки автор – великий писатель.
918
На ярмарке Non/fiction без труда можно встретить известных авторов, один за другим пробирающихся сквозь толпу остальных посетителей. Презентации, беседы с читателями, автограф-сессии – важно не упустить момент и запомнить слова тех, кто вписывает окружающий нас мир в историю литературы.
946
Книгопродавцы, критики и простые читатели задолго до открытия делали ставки на своих фаворитов и составляли списки рекомендованной литературы. Оправдались ли их ожидания – об этом журналу «Прочтение» рассказали представители девяти издательств.
1034
«Я исповедуюсь» – и детектив, и исторический роман, и философское сочинение. В целом – одно большое, искреннее и невероятно талантливое признание в любви. Дело в том, что все написанное Ардевол адресует своей возлюбленной, с которой ему уже никогда не удастся встретиться.
942
По воспоминаниям Сергея Чупринина, в 1960-е годы все пляжи Союза пестрили одинаковыми обложками литературного журнала «Юность». Сейчас выбор книг для летнего чтения более непредсказуем. Новосибирск, Красноярск, Воронеж, Петербург и Москва – вкусы жителей этих городов оказались разными.
1038
Все три автора – женщины. Все три книги – воспоминания. С ними будет хорошо где-нибудь на даче или в тени городского парка – такие они легкие, увлекательные и настраивающие на августовскую меланхолию.
954
В мире Варламова тесно и душно. Тяжеловесный стиль повествования писателя только усугубляет положение. «Мысленный волк» – это попытка дать жанру большого романа новую жизнь. На деле – что-то среднее между историко-философским трактатом и сборником под заглавием «Сквозные темы в русской литературе».
834
Леонск — это особое пространство, не имеющее аналогов во всем мире. Плод воображения Алексея Парина прекрасен и абсолютно фантастичен. Обитатели Леонска, потомки европейцев, все как один интеллигенты: доктора наук, музыканты, физики, филологи.
710
Число героев в романе строго регламентировано, и все они соединены между собой определенными связями. Сюжетные ходы легко угадываются наперед. Играть в предсказателя судеб интересно лишь в начале книги, затем становится откровенно скучно.
1266
Наркотики, алкоголь, желание бросить все и отправиться в бесконечное путешествие — автор с легкостью обманывает читательское ожидание. Хотели книжку про живопись и высокое искусство — получите малолетних торчков, наркотический бред и намеки на однополую подростковую любовь.
1010
Курсируя между Москвой и Петербургом, Андрей Георгиевич Битов выбрал на сей раз северное направление. В минувший понедельник он встретился с читателями в «Буквоеде на Восстания», для того чтобы рассказать им о «коллекции» своих произведений, выпущенной издательством «АСТ».
1082
«Ключ» и «Последняя Москва», действительно, сливаются в один текст. Но связано это не с цельностью двух романов, а наоборот, с тем, что оба они эклектичны. В них нет стройного сюжета – лишь эпизоды, обрывки жизненных линий.
782
Новый роман-фантазия Юрия Арабова «Столкновение с бабочкой», попавший в лонг-лист премии «НОС», позволяет взглянуть на Россию начала XX века с иной точки зрения, той, которую невозможно встретить в школьных учебниках.
654
Каждое слово в романе не случайно, оно определяет точку зрения на мир, показывает сдвиг временных пластов. Повествование пронизано тоской по прошлому, в котором осталось все искреннее, настоящее.
802
«Безбожный переулок» по своей трагической интонации необыкновенно похож на произведения Чехова. В то время как современные люди пьют чай, ходят на работу и в магазин, рушится их жизнь.
1118
Погони, бои, испытания, неожиданные повороты конфликта, появление забытых героев – мир романа не позволяет замерзнуть от скуки в выдуманной тайге. Заслуга автора в том, что он не бросает ни одну сюжетную линию. «Ильгет» населяет большое количество персонажей.
898
Однако этот роман – нечто большее, чем просто рассказ о гипнозе и введении в транс целой страны. Автор «Перевода с подстрочника» – мастер увлекательнейшего сюжета, незаметно поглощающего читателя, который будто попадает в воронку на поверхности воды, не замечая ее.
1050
По форме «Возвращение в Панджруд» близко к роману-путешествию. Герои останавливаются в караван-сараях, встречаются с другими путниками, обмениваются историями, спорят. Благодаря выбранной композиционной схеме автор может с легкостью включать в основное повествование вставные рассказы.
806
Анна Старобинец, подобно писателям-романтикам вроде Гофмана, помещает своих персонажей «под колпак» страшного мира, которым нередко управляют странные существа, больше напоминающие инопланетян, нежели людей.
878
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница