Евгений Мякишев

Панкин на поверку оказался малым нимало не веселым, скорее – мрачным и циничным. Не знаю наверняка, семейная, общественная или математическая действительность наложила на его чело средневековый отпечаток, но улыбался он редко, скорее – кривовато усмехался. Было, однако же, в этом человеке (и собственно – есть!) незаурядное противоестественное влечение к простому поэтическому слову.
1130
В четвертой публикации своего цикла «Стихи в Петербурге: продолжение жизни» Евгений Мякишев представляет поэта Пантелеймона Невинного, порнографа, наивного преемника Апулея, Рабле, Баркова, Козьмы Пруткова, Вл. Сорокина и Михаила Болдумана. А также объявляет о создании своего собственного ЛИТО — литературной штудии «Кунштюк».
1106
Болтался в солнечной лагуне клуба «Дерзание» потерпевший крушение начинающий флибустьер с подозрительно интеллигентной внешностью. Уже тогда в костюме, при галстуке, в умного вида очках. Как-то особливо себя не проявлял: девчонок — а ведь это для поэта наиглавнейшее дело — не увлекал посредством стихиков в дебри страстей, а всё больше о звёздах, вселенских мирах и человеческих проблемах галактического масштаба размышлял. Третья публикация цикла «Стихи в Петербурге: продолжение жизни» Евгения Мякишева
1650
Внезапно из прорехи туч на капоты машин вытек желток луны, замызгав возвышающуюся посередь лакированного железа невысокую фигуру в плаще с капюшоном. Фигура — в поисках неизвестно чего — перемещалась меж нестройных автомобильных грядок. Движения почудились мне определённо знакомыми. Приблизившись — я встретился с ускользнувшим с моего небозёма двумя годами ранее Валентином Бобрецовым (теперь, как выяснилось, сторожем автостоянки) — названым отцом художницы и поэтессы Насти Козловой, поэтом и художником. Вторая публикация цикла «Стихи в Петербурге: продолжение жизни» Евгения Мякишева
1266

О — Григорьеве, о — Геше! Ибо фамилия-то теперь у всех на слуху, а о её реальном носителе — как это частенько бывает — знают не все, не всё и — ох как далеко, не везде. Сей же миг мы исправим это досадное упущение. В биографии любого настоящего поэта встречаются «белые пятна», а Геша умудрился внести интригу даже в такую банальную вещь, как паспортная анкета. Первая публикация цикла «Стихи в Петербурге: продолжение жизни» Евгения Мякишева

1238
Евгений Мякишев о поэте Геннадии Григорьеве, о диске «День «Зенита» и об одиннадцати книгах, действие которых происходит в один день.
1194
Поэт Евгений Мякишев рассказывает о том, как по-разному попадают в вены и какие энциклопедические знания можно почерпнуть благодаря этому.
1382
Поэт Евгений Мякишев отобрал десять любопытных фактов из недавно вышедшей книги Юрия Пирютко «Питерский лексикон».
1186
Если бы на обложке этой книги значилось другое имя, а не Натальи Романовой (допустим, она издала ее под псевдонимом), то никому бы и в голову не пришло приплетать сюда какую-то филологию и выяснять, какое у автора образование. Идентификация автора здесь один в один совпадает с тем, как он сам себя позиционирует, потому что “ZAEBLO”, с одной стороны, простая и понятная книга, а с другой — искренняя и бесхитростная.
1866
  • Предыдущая страница
  • Следующая страница